Туда всему и путь!

Туда всему и путь!

Его колотили в школе. И это не тот случай, когда обижают слабого. Это когда бьют подлого.

Его ловили, месили, пинали, а он продолжал отсылать один лживый донос за другим, пятую паскудную кляузу за десятой.

После ему доставалось даже в вузе по культуре, где его ненавидели все нормальные, но к услугам живучего проходимца прибегали подлецы – и млад и стар.

А затем он стал гнидой с полномочиями и принялся мстить всему и вся за прошлые побои.

Будучи уже не юн, но пока не стар, подобно шлюхе в самом соку, подлец от ярости сломал парнишке руку, жестоко сломал, желал и сделал. И только за то, что тот был с чем-то не согласен, снимал происходящий идиотизм на мобильный телефон, хотел поделиться в сети. В результате полномочный, обязанный парня защищать, его же и покалечил, вывернув плечевой сустав пока еще наивному юнцу и моментально сделав из него, по выходе из лечебницы, ярого радикала.

Но до выписки парня из больницы по странному стечению обстоятельств гнида не дожила. Сидящую в новеньком сияющем авто, ее переехал огромный пыльный грузовик.

Переехал раз, развернулся, покрепче прогазовался и, для верности дела, проехался второй.

После грузовик – в огонь и под откос, а водила с концами пропал.

Сидят на кривой лавочке мужики-алкоголики, распивают зелье местного утрава под мутной изморосью и беспросветным тяжелым туманом.
– Не пойму, война, что ль, стреляют где-то, нет?
– Да не, водка такая.
– Говорю, палят, или ты оглох?
– А… да, этого… героя хоронят. Салютуют.
– Какого героя?
– Ну тот, ярый такой был. Лупил всякого, что не так. Мне разок досталось не пойми за что. Ох, тот еще был!..
– Да ты что?

Подошел еще один мужик, вид с дикого похмелья, присел рядом, спросил:

– Нальете?

Сначала на него смотрели как на привидение – испугались.

Налили. Его знали, спросили, как он, оклемался ли пацан? Тот кивнул и выпил жгучую смесь.

– О, опять палят.
– Кладут с почестями. Давай помянем, человек все-таки… был, не собака?
– Ну давай, – поднял грязный пластик один из забулдыг, косясь на заросшего седеющей щетиной пришельца из ниоткуда. – Упокой, господь, его…
– Туда ему и путь, – вдруг перебил гость сего зазелья, уже снова пьянея, голосом, лишенным всякой надежды на трезвость, ясность и солнечный свет.
– Это… может, напрасно ты так?..
– А если не ему, тогда… вообще всему, – заключил пришелец, будто со всем миром заваливаясь набок, окончательно скатываясь в яму.


——-

Первое июля две тысячи двадцатого года двадцать первого века.

© Алексей Павлов
«Туда всему и путь!»
ISBN 978-5-9907646-2-9

Добавить комментарий

14 + два =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.