ТРЦ вежливости

«ТРЦ вежливости». Короткий рассказ. 
4-й том сборника короткой прозы
Форматы PDF, EPUB

ТРЦ вежливости


Лубофь и юмор. 

————

Под непонятным соусом и неясно с чьей подачи открылся огромный центр вежливости – торговый и развлекательный. Владельцы новоявленного бизнеса – люди влиятельные и никому не известные.

На первых порах идея выглядела сомнительной.
На вторых…
А на третьих!..
Но все по порядку.

Борис пригласил новую знакомую на свидание, но куда бы сходить, не знал, потому решил, как и всегда: посидят в кафешке, а после что-нибудь интригующее само придумается.

– Привет!
– Добрый вечер!
– Хорошо выглядишь!
– Спасибо!
– Идем?
– Давай попробуем.

Евгения выглядела и хорошо, и статусно. Бросалось в глаза, что эта девушка или из богатой и, что самое главное, но не частое, из воспитанной семьи, или же она занимает некое значимое в социальной иерархии положение. Но никакого самомнения, высокомерия, надменности в ней не наблюдалось, разве что она всего лишь знала себе цену.

– Слушай, Женя, я тебя немного опасаюсь, ты такая!.. – балагурил Борис, не зная, какую б получше «козу» выбрать для более надежного «подъезда» уж к очень понравившейся особе.
Та отшутилась и взяла его под руку, сделав тем самым кавалеру приятное.

– А ты слышал про новый торгово-развлекательный центр? – спросила она, неспешно цокая высокими каблучками.
– А что, уже открыли?
– Вчера.
– Отлично, едем туда!
– Может, не стоит?
– Почему?
– А там в первый же день такое, говорят, творилось! Ты не читал?
– У меня вчера был бешеный день, а сегодня я до вечера готовился к свиданию: пока все перегладил, еле выбрал, что надеть, волновался ведь, сама должна понимать!
– Ты классно шутишь!
– Женя, я серьезно! – смеялся Борис, достаточно опытный в общении с прекрасной половиной. – Одних только рубашек пять штук перемерил!
– Выбор вполне, мне нравится.
– Правда? Хорошо, тогда я спокоен, хоть не зря столько нервов потратил.
– Очень хотел мне понравиться?
– Да!
– И как думаешь, понравился?
– Да!
– Ого!
– Да! И вообще, ты присмотрись, я классный!
– Хм, ничего так.

Молодая пара пребывала в отличном настроении, постоянно смеясь, отпуская взаимные шутки и наслаждаясь теплым августовским вечером.

– Ну чего, Женя, я такси заказываю? Едем в новый центр?
– Поехали, посмотрим, что там за ужастики творятся.
– Какие еще ужастики?
– Да… наверно, реклама такая своеобразная. Скоро увидим.

Сидя в машине, Боря, осторожно взяв девушку за руку, спросил, может, она все же скажет, где работает.
– Это неинтересно.
– Создаешь интригу, да?
– Нет. Или… не знаю.
– Не любишь то, чем занимаешься?
– Да деньги я печатаю. Немного. Чтобы на фирменные вещи хватало и пару раз в год слетать куда-нибудь.
– Деньги печатаешь? У тебя станок, что ли, есть?
– Ага.
– Свой?
– Нет, арендую. Во, подъехали. Вау, красиво-то как!
– Да, реально круто! Так, пошли. Спасибо большое!
– Хорошего вечера, молодые люди! – пожелал им водитель такси.

Приближаясь к огромному сооружению европейского типа, они не переставали удивляться размаху, стильности и яркости. А подойдя ближе, не могли понять, почему перед центральными стеклянными автоматическими дверьми, которых было несколько, останавливаются люди и бурно что-то обсуждают: одни возмущаются, другие безудержно хохочут, третьи имеют вид, словно с луны свалились, без парашюта.

А еще более удивительным был факт, что некоторые, особо недовольные персоны молодецко-хамоватого задора отошли подальше от дверей и оттуда, осторожно оглядываясь, неприлично выражались.

Звучала приятная музыка, и наверху одна надпись сменялась другой:
«Добро пожаловать! … Друзья, будьте вежливы! … Вас ждут море удовольствий и чудеса техники! … Только, пожалуйста, будьте уважительны!»

Борис и Евгения, оценив размах и красочность, двинулись в направлении входа.
– Ты чего? А, звонишь кому-то?


Молодой человек отстал на пару шагов, достав телефон.
– Нет, мобильный к уху приложил, – ответил он через несколько секунд.
– Приложил к уху? Зачем?
– Тебя рассматривал.
– Не поняла.
– У тебя обалденная фигура, и мне остается либо украдкой пялиться, или что-то еще придумывать. Вот, придумал.
– Прямо тут будешь меня рассматривать?
– Знаешь, Женя, я подозреваю, что внутри нам будет не до этого. Вот чую что-то не то.
– Не поверишь, но у меня такое же ощущение. Но за комплимент спасибо!

Приключения начались прямо со входа. Не успели молодые люди войти, как им навстречу буквально вылетел подвыпивший и громко возмущающийся мужик, не удерживаясь, падая, затем поднимаясь, грозя кулаком, но все же отбегая подальше.
– Да я вам!.. Вот!.. – и все в неприличных выражениях.

– Ого! Борь, может, оставим эту затею?
Тот чесал загривок, размышляя.
– Жень, посмотри, остальные выходят довольные, лица счастливые.
– Ага, только вон в тех дверях не выходят, а выползают. Елки-палки, их еще чем-то облили!
– Как из помойного ведра. Нет, Женя, не пойдем.
– Согласна.
– Нет, постой, для начала я схожу один.
– Почему?
– А как я буду выглядеть в твоих глазах, последним трусом? Вон, люди и с детьми туда заходят. Интересно, они в том же составе выйдут? Короче, стой тут, не приближайся, я все разведаю и, если вернусь, расскажу, как все было.
– Нет уж, тогда идем вместе, мне тоже страшно любопытно!

Но только они подошли к дверям, как резко запрокинули головы вверх.

На уровне третьего этажа виднелась чья-то голова и очень сильная рука, за химо державшая неизвестного парня и чего-то от него требующая.
– Я понял, отпусти, болван! – доносилось сверху от перепуганного бедолаги. – Ой нет, только не отпускай! … Что?! … Да-да, извиняюсь! Очень сильно извиняюсь! … Клянусь мамой, больше так не буду! И папой тоже! Даже собакой клянусь, отпусти, пожалуйста! Ой, не отпускай только!

Наконец юнца вернули обратно, и снова наступила праздничная обстановка.

– Борь, ты уверен, что мы правильно делаем? Диснейленд какой-то!
– Не знаю, но отступать поздно. И еще…
– Чего?

Вместо ответа молодой человек покрепче обнял девушку, прижимая к себе, и сказал, что так ему будет за нее спокойней.
– Хитрец, – улыбнулась она, но, минуя движущиеся по кругу высокие стеклянные двери, объятий покидать не рискнула.
– Так, Женя, мы уже вошли.
– Вау, впечатляет! Вот это размах!
– Да, фонтаны, лифты, эскалаторы – красотища!

– Добрый вечер!
– Здравствуйте!
– Пожалуйста, проходите! Добро пожаловать!
– Давайте, я помогу вам с детской колясочкой!

Гостей наперебой приветствовали представители охраны, парни явно очень крепкие, приятно одетые и улыбающиеся, но…

Но не прошло и пяти минут, как в первом же фонтане местному подпитому наглецу, решившему чванно помыть там руки, эти же охранники теперь мыли его физиономию, заставив принести множество извинений за невоспитанность, затем вежливо и безоговорочно выдворили его прочь.

Выше присутствовали световые гирляндовые надписи:
«Уважаемые гости, мы рады вам! Вас ждут прекрасный отдых, неповторимый шопинг и… Чудеса техники(!)»

– Боря, смотри, а после чудес техники зачем-то восклицательный знак влепили, – осторожно посматривая по сторонам и прижимаясь к крепкому парню, сказала Женя.
– М-да, надо сказать, не много желающих сюда заходить.
– Но и не мало.
– Скоро сюда вообще никто не войдет.

Женя подумала и несколько странно ответила:
– Не надо так плохо думать о нации, к которой я принадлежу.
– Что?.. А, вон ты о чем!

Второй этаж.

Кругом красота и магазинчики: обувь, косметика, открытые прилавки всевозможной всячины, как нужной, так и той, о которой, не заметив, никогда и не вспомнить.

Благо, здесь никого не пихали некультурным фейсом в фонтан, не вывешивали за шиворот в окно, все мирно и празднично.

Этаж третий!

– А-ай! – вскрикнула Женя.
– Чего? Где? – резко отреагировал Борис, а после они вместе расхохотались над следующей обворожительной картиной.

Через зал невозмутимо шагал охранник и с необычайной легкостью, как щенка, нес в руке дрыгающего всеми конечностями паренька, держа его за штаны сзади. Пожилая посетительница поинтересовалась, что же этот негодяй натворил, и негодяй ли он вообще?
– Не беспокойтесь, уважаемая, у нас все зафиксировано! – очень вежливо ответил охранник, остановившись, не обращая внимания на негодующую жертву где-то на уровне красочной мозаики пола. – Он нагрубил гостям.
– Какой бессовестный, – покачала головой пожилая женщина.
– Вы совершенно правы. Чем я могу вам помочь?
– Ничего не нужно, я зашла… ой, милок, а может, у вас тут пряжу продают?
– Чего продают, простите?
– Ну, где это, нитки, иголки.
– А, понял вас. Сейчас!
Свободной рукой охранник взял рацию, быстро подошел его коллега, забрал дрыгающуюся ношу.
– Идемте, я провожу вас, это в другом конце нашего центра. По-моему, там очень хороший магазинчик.
– Ой, спасибо, милок, сама бы я до утра искала.

Наши герои, равно как и остальные созерцатели, стали расходиться, предвкушая, какие еще нравовоспитательные меры они увидят, и ведь обязательно увидят, в чем каждый ничуть не сомневался.

– Обалдеть! – изумлялся Борис. – Так легко его одной рукой, во силен мужик!
– А по-моему, они тут все такие, – согласилась Женя.

Четвертый этаж ожидаемых приключений не дал, зато пятый!..

Этаж пятый.
Здесь зоны отдыха, сплошной фастфуд и небольшие кафешки-ресторанчики.

Только милая Женечка обмолвилась своему кавалеру, что она поражена всем, но вот чудес техники не наблюдает, как тут же за ее спиной раздался женский крик. Все резко обернулись, и теперь они созерцали финал следующей ситуации.

Буквально минутой ранее:
– Молодые люди, прошу убрать за собой.
– Уборщицы на что? – огрызнулся один из горе-парочки сопливых и модных балбесов.
– Здесь нет уборщиц. Для вас, невоспитанных, нет. Пожалуйста, уберите, вы в приличном месте, а не в свинарнике, простите! Я даже могу вам помочь.
– Вон там еще не убрано, иди туда повоспитуй! Тоже мне, нашелся тут.

Убеждения охранника силы не возымели, он сделал пару шагов назад, не обращая внимания на ухмылки молодняка в свой адрес, посмотрел наверх.
И именно оттуда, с красочного потолка, с необычайной точностью на головы любителей свинского поведения вылилось в буквальном смысле слова пару ведер грязной воды.

За соседним столиком вскрикнула молодая женщина, перед ней извинились представители охраны, кто-то из обслуживающего персонала принес за этот столик соки, мороженое и еще какие-то угощения. А охранник, чей призыв к порядочности вымоченные модные огурцы не послушали, спокойно им пояснил, что могут не волноваться, это вода не заразная, ей только пару раз вымыли сортиры.

– У-улет!
Женя и Борис пребывали в откровенном восторге. Да и не только они.
– Не говори. Кстати, Жень, вот тебе и чудеса техники. Даже страшно представить, что еще тебе на голову может свалиться, если…
– Боречка, пожалуйста, не нужно никакого «если», тут так пахнет, что я сейчас умру от голода.

Где-то поблизости спорили телевизионщики. Корреспондент с микрофоном не поддавался на шутливые провокации своих коллег рискнуть кому-нибудь нахамить, хотя бы слегка, сразу же парируя:
– Ну уж нет, идите и дерзите сами кому хотите, а я – увольте! Только культурные вопросы и сто извинений вперед!

Наши гости решили поужинать, но им пришлось долго выбирать. Реально кухня тут – не отойти, даже если сто раз уже сыт: ароматы, вкуснота кругом, запах шашлычков, свежепеченых лавашей, манящей картошечки-фри, там что-то скворчащее, да с чесночком прижаренное, кофейное и чайное благоухание, изысканная прелесть прямо на глазах виртуозно изготавливаемых суши – всего не передать.
А вид из огромных окон на вечерний город достоин Голливуда, и то если последний успешно пройдет экзамен.

– Пожалуйста, присаживайтесь!
– Ой, а можно нам туда?
– Конечно! – отвечала девушка-официант.
– Боря, идем, там освободилось место, смотри, как там красиво!

Сервис не высшем уровне! Цены приятные, действуют вечерние скидки! Разумеется, алкоголь также в изобилии.
Ох уж этот алкоголь для тех, кто с ним и/или головой не дружит.

И начались подряд несколько представлений, ну прямо как по заказу зрителей, потихоньку начинающих понимать главное правило сего изумительного заведения: «Друзья, будьте вежливы! Вас ждут чудеса техники!»

– Слышь, я не понял, ты чего мне налила-то?
– То, что вы и заказывали, – отвечала милашка официанточка, за низкой стойкой бара, где готовились коктейли, кофе, чаи, напитки и присутствовала обворожительно манящая выпечка.
– Я не это заказывал, балда!
– Мужчина, пожалуйста, не грубите и не хамите, у нас это запрещено.
– А кто тебе хамит, овца?!
– Я еще раз прошу не хамить. Вот, можете посмотреть сюда и убедиться, что я приготовила именно то, что вы заказывали. Здесь все заснято.
– Что?! Ты меня еще и снимаешь?! А кто тебе разрешил? Что вообще тут за бардак развели?! Или думаешь, твои пацанчики тебе помогут? Я депутат, меня только тронь – посажу!
Как ни странно, никто из охранников к нему не подошел, хотя и видели со стороны, но ровным счетом не обращали на хама никакого внимания.

– Ничего себе! – возмутилась Женя, наблюдая картину депутатской этики: – Там они, значит, за шкирку могли, а здесь бедная девчонка сама должна с этим наглецом разбираться?
– У меня так на него кулаки чешутся!
– Не надо, Боря, он депутат.
– Ну да!
– Боря, я прошу тебя, никуда не вмешивайся.
– А так хочется перед девчонкой понтануться!
– Передо мной или официанточкой?
– !..

Но в этот раз привет явился не с крыш, а напротив, прямо от полов. И сразу стало ясно, почему нереально сильные охранники совершенно не беспокоились за официантку, последний раз произнесшую:
– Уважаемый, я понимаю, вы не трезвы, но это не дает вам право меня оскорблять. Пожалуйста, извинитесь, и я сделаю для вас новый заказ!

Но неуважаемый, гм-гм, не захотел услышать глас народа и продолжил себя вести в привычной манере, когда он после первой пары кружек пива да после тяжкого трудового.
– Значит, слушай сюда, курица!

В этот момент официанточка ему улыбнулась, что-то нажала, и пол под наглецом резко сместился в сторону, затем обратно. Его ноги вылетели, и хам рухнул наземь подобно поверженному рыцарю бутылки и стакана.

Ударился он больно. Подскочил, хотел вцепиться в симпатишный фартучек прямо через прилавок, но милашка еще раз нажала кнопочку, и половая плита дернулась на этот раз в другую сторону, затем назад, тут же вперед, влево-вправо, и так четыре секунды – ровно до того момента, пока выписывающий в воздухе кульбиты, наконец, снова не оказался на канвасе. И пока он отплясывал, ловя руками воздух и вылетающее из-под ног равновесие, несколько раз восклицал:
– Пре!.. Прекратить!!. Ой, стой-ять! …ять, я сказал!.. Я прокурор!!

Над «космонавтом» хохотали все, включая сияющую от удовольствия официанточку, впервые в жизни почувствовавшую себя настоящей леди, за которую если не вступятся рядом находящиеся рыцари, тогда уж чудеса техники придут на помощь.

Теперь подошел и охранник, помог пузатому танцору диско подняться с пятой точки, пока очумелые его зрачки носились во все стороны, иногда не параллельно.
– Мне очень жаль, уважаемый, но вам придется проследовать на выход.
– Что?! – бывший нахал не мог связать речь и мысли воедино. – Ну… это… я ж…
– Опять? – серьезно посмотрел представитель службы охраны торгово-развлекательного центра.
– Нет-нет, вы не так меня поняли!
– Тогда, пожалуйста, извинитесь перед девушкой, и я провожу вас на выход.

В невоспитанном госте взыграли остатки привычной наглости, и он стоял в замешательстве, но официанточка помогла ему быстро прийти в себя, снова заметно потянувшись худенькой ручкой к месту невидимой кнопочки.
– Ну простите, мадам! – взмолился прокурор-танцор и депутат, уже вскидывая руки, готовясь опять начинать хвататься за воздух или лучше сразу падать. – Ну не нарочно я, право! Простите! Да что же это такое в самом деле! Ну!.. Эх!..
– Вы можете подать на нас жалобу! – отвечала официанточка, возвращая руку на место. – Только, пожалуйста, оплатите заказ, он готов, можете забрать.
– Что?.. Ой, черт, больно-то как! – схватился он за жирненькое бедрышко, прилично зашибленное.
– Мне очень жаль! – сказала официанточка и спросила охранника, а не разрешают ли правила остаться этому солидному господину, который настолько теперь культурен, что ей его стало реально жаль.

Охранник не возражал и молча испарился. А господину помогли пристроиться за свободный столик и подали его заказ из закуски и многоградусной запивки.
– Пожалуйста, хорошего вам отдыха! – сказала уже другая официанточка, устанавливая угощения на стол, пока пострадавший боязливо на нее посматривал – не всякий случай.
– Бла-бла…
– Что-что, простите? – как-то подозрительно взглянула официанточка.
– Бла-го-дарю вас! Очень!
– Приятного аппетита!

Пока здесь занимались воспитанием прокурора-депутата, который, разумеется, им не являлся, в другом месте неподалеку получала по заслугам очередная шумная молодежь. На сей раз зрители, в том числе и Борис с Евгенией, выворачивали головы в этом направлении.

Молодые умники были в курсе об акции одного известного фастфуда – покупаешь бумажный стакан и самостоятельно наливаешь в аппаратах любимый напиток столько раз, сколько пожелаешь выпить.

Умники, уже не первый раз опробовав столь привлекательную уловку, решили использовать ее и здесь, предварительно начав снимать на телефон, дабы после поугорать в сетях.

Но не тут-то было. Сначала персонал попросил молодых людей не наполнять заранее приготовленные многолитровые тары, на что получили хамский отказ, мол, сколько хочешь, значит, можем наливать хоть тонну. И нальем, отвалите все!

Но неожиданно их тряхнуло током, не опасным, но очень неприятным разрядом.
– Вы чего, одурели? Да я в суд подам! Вы не знаете, кто мой папа!

Трясти разрядами их больше не стали, спросили, действительно ли молодые люди желают литров десять-двадцать напитка.
– Да, желаем! И возьмем! Санек, снимай, сейчас еще поржем!
– Хорошо, – ответил персонал, и на голову наглецам прилетело примерно по десять литров желаемого напитка, очень сладкого.

Начался ор, посыпались оскорбительные слова, но вскоре любители пивка и халявы пожалели о своем поведении, принесли кучу извинений и поскорее покинули заведение, забыв даже о машине на подземной парковке.

А в это самое время на парковке другой наглец сказал неудачно припарковавшейся дамочке все, что он думает о дурах за рулем, долго душераздирающе давил на очень громкий сигнал, но…
Незаконно установленная сигналка была у очередного нахала изъята, передана представителям охраны, а желание посетить новенький торгово-развлекательный центр у любителя громко сигналить и нецензурно выражаться быстро испарилось.

Борис, окончательно убедившись, что ему и его даме ничего не угрожает, ненадолго отлучился. Он неудачно обляпался, благо слегка, и поэтому ему нужно посетить санузел.

Посетил.

И они с Женечкой после громко хохотали, когда он рассказывал ей, какую картину наблюдал, на всякий случай поинтересовавшись у персонала, не слишком ли громко они смеются, может, это не очень прилично.
– Пожалуйста, отдыхайте! – как всегда, вежлив оставался персонал.

Теперь картина.

Итак, санузел.

Некий гость столицы, и пусть это не столица, но не суть, все равно гость, по-важному намывал сильно небритое место, где обычно лицо, затем мылил руки, снова тер место, а после принялся нарочито шумно сморкаться прямо в красивую раковину, плеваться, долго и чинно настраивать глотку, затем еще громче хар… Ну, пусть будет опять плеваться, это ведь культурное заведение.

Закончив столь приятные процедуры, оценив в зеркалах собственную крутость и расправив верхние конечности, надменно посмотрев туда-сюда, он направился на выход, поигрывая мускулатурой и челюстями.

Но неожиданно при выходе невоспитанный гость так был припечатан дверью в область головы, что моментально оказался сидящим на полу – уже совсем не эффектная картина, а с потолка его буйную макушку немного оросили водичкой. Для начала чистой, хотя точно никто и не знает, потому что здесь даже в унитазах вода, возможно, питьевая, а для некоторых не возможно, а однозначно.
– Не понял?! – выдал молодой бычок, подергивая головой и реально ничего не понимая. – Это чего еще такое, я не понял?!

В этот момент датчики оценили, что в проходе никого гарантированно нет, и достаточно не легкая дверь пару раз так махнула по дуге «открыто-закрыто», что бычку стало ясно: окажись он там, отлетел бы метров на пять дальше.
– Ну ни!.. – как-то так он выразился, и ему от чудо-техники пришел громкий ответ, от которого все присутствующие мужчины захохотали.

«Уважаемый гость! – раздавался из громкоговорителя женский уверенный голос. – Мы очень рады, что вы посетили наш прекрасный город, но, пожалуйста, не выражайтесь, здесь это запрещено! И заберите из раковины ваши сопли!»
– Че-го? – теперь голосок бычка, по-прежнему сидящего на сияющем мраморном полу, звучал совсем и не круто.

Голос из динамиков повторил просьбу и добавил, что по-другому никак, возникнет больше неприятностей, после чего запись инцидента будет опубликована везде, где возможно.

Дверь снова открылась, и там прорисовался скуластый охранник с одним-единственным вопросом:
– Помочь?
– Нет! – уверенно ответил бычок, поднялся и принялся мыть раковину, пока охранник подавал ему одну салфетку за другой.

– Молодец! – в конце сказал страж благонравственности и сообщил, что пора на выход, он проводит. А если у гостя возникнет желание снова их посетить, то не раньше чем через месяц, таковы правила и чудеса здешней техники.
– Да понял я, – буркнул бычок и поплелся на выход.
– Может, в туалет желаете? – не без иронии в голосе спросил страж.
– Что? Нет, спасибо. Дверь не могли бы придержать, а то как-то…
– Конечно-конечно, пожалуйста! Всего хорошего!

Кого-то спустили вниз по эскалатору, другого нахала, не уступившего дорогу женщине с ребенком, вышвырнули прямо со входа, но наши герои эти и другие мелочи уже не замечали, они облопались, смотрели теперь друг на друга, улыбаясь и радуясь, что их симпатии взаимны.

Когда Борис и Евгения покинули столь интересное заведение, на улице было совсем поздно. Оба были абсолютно уверены, что с данного момента это их любимое место времяпровождения, и, может быть, не только на ближайшее время, а и на… но пусть время покажет, оставим маленькую интригу.

– Да что за черт!
Хорошо отдохнувший мужичок, стоя на расстоянии примерно пятидесяти метров от центрального входа в торгово-развлекательный центр, пытался прикурить, но подводила зажигалка, и он на нее, бедненькую, очень нехорошо ругался, а после швырнул куда-то в сторону.
– И какой гм-гм их делает! Да туда же!..

В этот момент откуда-то сверху включился точечный прожектор, взял ругачего мужичка в световое кольцо, и громкий голос попросил:
– Уважаемый, пожалуйста, поднимите и не выражайтесь некультурно! Здесь люди отдыхают, и дети!

Голос прозвучал настолько неожиданно, что мужичок растерялся, засуетился, принялся искать брошенную зажигалку, прожектор ему ее подсветил, а голос сказал: «Вот она, пожалуйста!», поднял и… и убежал, да-да, подхватился, руки в ноги и тикать, пока еще какие чудеса техники его не настигли.

Отдыхающие от души хохотали, а Борис, осторожно повернув к себе Женю, посмотрел в ее красивые глаза, спросил:
– Скажи хотя бы, где ты работаешь?
– Частная клиника, – тихо призналась она, улавливая уже почти влюбленные флюиды, – там трудятся очень вежливые люди, поверь.
– Своя или тоже в аренде?
– …
– Секрет?
– Не очень. Я как раз собираюсь арендовать здесь достаточно большую площадь. Мы с коллегами.
– Ого! И ты так хотела?..
– И заодно к тебе получше присмотреться.
– М-да… Обратиться за помощью в твою клинику можно?
– Что и когда? – совсем тихо, время от времени опуская глаза.
– А если сейчас?

Ответ без слов и положительный. А в месте, где влюбленные сейчас стояли, потерявшись во времени и реальности, вдруг погасло освещение, дабы прохожие не слишком наблюдали за рождением большой любви в первом поцелуе.

– Боречка, я слышала, что в этом центре можно встретить новый год, если заранее…
– Я – за.
– Уже скоро. И число мне очень нравится.
– 2025?

——-

(Октябрь 2020г. )

© Алексей Павлов
«ТРЦ вежливости»
ISBN 978-5-9907646-4-3

Добавить комментарий

14 − пять =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.