Любовь, наука, снос башки

«Любовь, наука, снос башки». Короткий рассказ. 
4-й том сборника короткой прозы
Форматы PDF, EPUB

Любовь, наука, снос башки

– Да ты ничего не понимаешь, не знаешь историю!! Я чертовски рад тебе, но ты неправильно все видишь! Почитай!..
– Сам читай того болвана. Могу тебе подкинуть еще парочку исторических идиотов современности, – мирно улыбался я, рассматривая книги на полках и искренне радуясь, что, наконец, нашелся повод прилететь в этот красивый город и заглянуть к давнему другу-земляку, близкому мне по духу и противоречивому по образованию. Оно у него было, двойное, а у меня и одинарное-то в сумме не набиралось.

– Олег, идем на кухню, или лучше в зал, надо отметить! Я так рад тебя видеть! У меня, конечно, крыша едет от твоих суждений, отвык немного от такого дикарства. А помнишь, как мы?..
– Помню, конечно.
– А тогда, в зале борьбы?..
– Угу… интересная книжка.
– А в походе?
– Мы там с тобой и познакомились. Достали где-то бутылку вина и всю ночь болтали.
– Ты, такой-сякой, мне тогда всю малину испортил. Я уже почти подкатил к Леночке…
– К Танечке. Ее звали Таня, а не Лена. Классная девчонка!
– Уверен?
– Ну, я же говорю, классная, значит, знаю, о ком говорю.
– О черт, точно, ты же ей потом все мозги запудрил.
– Неправда. Она мне, я тогда чуть не влюбился.
– Все, идем! Куда ты хочешь: на кухню, в зал, на лоджию? Скоро супруга с работы приедет, она сегодня пораньше, а пока мы…
– Нам бы до ее приезда не наклюкаться.
– Мы понемногу. Постой, кажется, сын пришел.
– А он разве здесь?
– Да, прилетел.
– Как его успехи?
– Отлично! Столько наград, олимпиады, мы гордимся!
– Да, вуз серьезный, ничего не скажешь. В тебя пацан пошел.
– Он меня уже обогнал! Знаешь, как задачки щелкает? Я в условие еще вникнуть не успею, а он уже несколько вариантов доказательств выдает.
– Кошмар.
– Что кошмар? – снова замер мой друг, лицо которого в сотый раз приняло выражение «старт на возмущение».
– Давай на лоджию. Ремонт у тебя красивый, квартира шикарная, но уверен, на свежем воздухе мы окосеем не так скоро.

– Ой, здрасте, дядь Олег!
– Привет-привет!
– Как у вас дела?
– Восхищаюсь твоими победами, радуюсь за родителей, молодец!

– Так, ты где сядешь, здесь, там?
– Да, реально красиво.
– Вот эту плитку мы с супругой заказывали…
– Я про вид, плитку еще не заметил. М-да, тоже ничего, ярковато немного, но…
– Так, я сейчас материться начну! Садись. Давай, за встречу!

– А ты помнишь?.. – и набрала обороты наша дружеская беседа, как правило, основанная на воспоминаниях чего-то колоритного из прекрасной юности.
– Скажи, а в универе тот доцент так и работает?
– Да!.. Профессор. Большой человек.
– По-прежнему гомик? – вдруг спросил я, и мой друг замер с фужером в руке, поинтересовался:
– Так ты знал?
– …
– Ах да, ты же со Светой тогда…
– Не приписывай мне лишнего, мы с Сауле были только друзьями. И вообще, я уверен, что только хорошая и умная женщина может быть настоящим другом.
– Ну да, ну да, о вашей дружбе анекдоты ходили. Давай, Олег, за дружбу!

– Да не было этого!
– Было.
– Не было, Олег!
– Зафиксированный факт.
– Придумали! А потом еще и переврали!

Какие приятели могут избежать исторических споров на политнекорректные темы? Никакие. Особенно, когда один из них любит в споре не яростно отстаивать свою позицию, а спокойно плавать по тем руслам, по которым ему хочется, пусть и не всегда удается, и мирно наблюдать, как штормит собеседника.
– Я прочел это в мемуарах.
– Это заказные мемуары, как ты не понимаешь, Олег! Лучше послушай, что говорит тот ученый!
– У него диссертация куплена.
– Кто тебе сказал?
– А кто оспорил, когда это выяснилось?
– Да черт возьми, у нас везде лжи больше, чем правды!
– И ты предлагаешь мне опираться на это как на истину?
– Да он даже лекции читал в твоей любимой Европе!
– Там лекции читал и тот садист, тоже, кстати, большой историк.
– Все, не могу больше, сейчас подеремся! Жаль, что здесь ни татами, ни ринга нет.
– Исправь, у тебя вон какие площади. На зимний сад-то места хватило.
– Садик.
– Я тоже так хотел сказать, маленький неприметный садик.
– Нет, ну вы посмотрите на него! Я столько сил в этот сад вложил!..
– Твоя супруга.
– Чего?
– Силы вложила она, а ты только деньги, для тебя небольшие.
– За комплимент жене спасибо, дорогой! Хоть тут меня не разозлил.

Я ни в коем случае не издевался над своим близким приятелем, он не просто отличный мужик и потрясающе образованный человек, он еще и исключительно благородный человек, принадлежит к редкому числу тех, кто в современных реалиях и в силу удачно сложившихся обстоятельств мог бы с легкостью стать той богатой сволочью, коих перечислять нет смысла – вытошнит. Но он таким не стал.
– Послушай, а ты уволился оттуда?
– Давно уже. Там такое началось, не отмоешься.
– Я сейчас где?
– Пока отдыхаю. Резюме разослал, вот жду предложений.
– Есть?
– Да.
– Опять на край света?
– Можно и туда, если позовут. Тоскливо одному, но я часто прилетал, да и платили хорошо.
– Значит, ты безработный.
– Я инвестор.
– О, до сих пор балуешься ценными бумагами?
– Грех не баловаться, когда такие технологии.
– Помню, как ты из ноута не вылезал. Но, знаешь, мне иногда кажется, что это больше похоже на рулетку.
– Если дурак, тогда однозначно.
– В каком смысле?
– Всем хочется стать Баффетом, но только сразу. А это нереально, ни сразу, ни потом.
– Да, уникальная личность, почитал о нем на досуге.
– Вот! Вот, Олег! Если ты обратишь внимание еще на одного человека, ты такую ересь…
– А я и Баффету не верю в этом вопросе. Милый старикан всегда любил нравиться публике, потому умело жонглировал словами, не хуже, чем деньгами и акциями. А еще он обожал красивых женщин и дорогие машины – значительная дробь.
– Но тот человек!.. Нет, я не могу успокоиться, ты не прав в вопросе… Так нельзя ставить вопрос!
– Да бог бы с ним, я уже забыл.
– Прикидываешься.
– Немного. Но, знаешь, дружище, мне тут малой один, чуть моложе твоего, светлая голова, задал вопрос, на который у меня нет ответа.
– Интересно, и какой?
– Он спросил, а почему нельзя просто жить честно?
– Хм… А почему он его задал? Ты стал брать взятки?
– А я когда-нибудь работал чинушей? Нет, он роликов оппозиции насмотрелся.
– О!.. Нет, я, признаюсь, тоже посматриваю. Иногда. И что ты парню ответил?
– Ничего. Я, конечно же, попытался умничать, мол, человек несовершенен, если он попадает в ту или иную среду… но быстро бросил это глупое занятие.
– Почему?
– А он смотрит на меня чистым взором и абсолютно не понимает, почему мы, взрослые, не можем взять и просто начать жить честно, без крайностей, но хотя бы немножечко по совести. Не выгнать, не наказать тех, которые так жить не хотят. Я ему снова, типа, мир устроен сложно… А он на своем – и не отступает, удивляется только, что же такого сложного в его вопросе.
– Он еще маленький, глупенький, вот получит хорошее образование…
– И станет взрослым, умным дураком, у которого тоже не будет ответа на такой простой человеческий вопрос.
– Да опять ты о своем образовании!
– О вашем, у меня нет даже оконченного высшего, – и не без подвоха добавил: – к счастью.
– Но так тотально нельзя, Олег!
– А я и не так. Если доктор, к примеру, не знаю, летчик, когда из рук в руки мастерство передается. Но это все больше и больше единичные случаи. А вот система образования, она тотально устарела, да и прогнила заодно.
– Не скажи! Вот мой учится в вузе, который…
– Отличный вуз. Он его закончит и получит кандалы.
– Чего?!
– Золотые. Сначала серебряные, а потом, возможно, и золотые. В грабежбанках место ему будет всегда и очень теплое.
– Ты скажи еще, что и банковская система устарела!
– Скажу. Поэтому я уже вот, как видишь, перешел на онлайн-банк.
– Да это пшик, воздух! У них даже отделений нет!
– А мне-то они зачем, отделения?
– А если завтра он лопнет, исчезнет?
– А когда исчезает банк с отделениями, тебе, конечно же, приятно будет постоять возле закрытых дверей, можно помитинговать, и то уже нельзя.
– Нет, это невыносимо! Давай лучше опять за встречу! Я все равно обожаю наши встречи, как глоток жгучей газировки с тяжелого похмелья.
– Ты же никогда много не пьешь?
– Лучше бы пил, чем эту реальность созерцать.
– Да еще и отлично образованным оком. Хорошо вот нам, слепцам, любителям Экзюпери.
– Сейчас подеремся.

Вернулась с работы супруга моего друга – потрясающая особа: чуткая, тихая, умная. Слава богу, ни отличное образование, ни хорошая должность в банковской сфере не вскружили ей голову и не заставили задрать милый нос.

Вскоре я стал собираться, не люблю в гостях засиживаться, но, разумеется, меня еще немного задержали.
– Ты представляешь, дорогая, Олег тут выдал!
– Чего? Олег, признайся, чего ты снова подсыпал моему мужу?
– Ничего особенного.
– Он сказал, что худшее, что я мог сделать для сына, уже сделал.
– Что?
– Минуточку-минуточку! Я сказал совсем не так, не нужно преувеличивать мой дар слова.
– А, я поняла! Ваш вечный спор – диплом или мозги! Узнаю старых друзей! Но, видишь ли, Олег, одно другому не мешает. У моего мужа есть и два диплома, и ум. Проверено временем.
– Спасибо, прелесть, только ты меня и поддерживаешь.

Еще некоторое время мы шутили, болтали, что-то обсудили серьезно, но я опять где-то вставил свои пять кривых копеек.
– Вот! Вот, дорогая, видишь? И так каждый раз! Олег, да тебе даже мой сын может по полочкам разложить такие простые вещи!
– О нет, я знаю, как они умеют задавать простые вопросы.
– Хочешь, вот хочешь, спроси его! Он, кстати, в качестве хобби вовсю увлекается историей!
– Под твоим чутким руководством, каких болванов почитать?
– Дорогая, я сейчас кину в него эту бутылку. Сделай только, чтобы он после этого еще немного у нас посидел.

– Пап, ты звал?

В дверях на лоджию появился сын моих друзей, реально очаровательный парень, огромная умница!
– Нет! Да. Иди сюда, сынок. Садись. Вот скажи дяде Олегу, расскажи ему про успехи первых пятилеток. Прямо в цифрах! Пусть послушает!
«О, как все запущено-то», – подумал я, но деваться некуда, нужно выкручиваться, передо мной сплошное образование очень неглупых по природе людей, людей интересных и замечательных.
– Успехи первых пятилеток? – немного недоумевал парнишка, но по его глазам ясно, что цифр и даже графиков он готов высыпать вагон и тележку – напрочь засыплет, с головой и кого угодно.

Парень еще и отлично воспитан, потому не стал сразу громить меня по всем фронтам, но начал издалека. Пришлось обороняться, молодежь, она такая, нас, умных и взрослых, с легкостью с голов на ноги поставит, а вот на ногах-то мы стоять и не умеем.
– Вы чего, дядя Олег?
– Ничего, слушаю тебя.
– Мне кажется, вы чего-то спросить хотите, а меня не слушаете.
– Суперчутье! Молодец!
– Да ладно вам.

– Нет-нет! – сразу же возмутился отец парня. – Я помню твои замашки, Олег, от темы не уходи! Дорогая, знаешь, что он сейчас сделает?
– Чего?
– Фигу! Как тут и был. Помню, в борьбе на него нападешь, а тут раз – и пустота, а он стоит сбоку и улыбается.
– С тобой такой фокус редко получался, – улыбался я.
– А чего вы спорите, я так и не пойму до сих пор? – поинтересовалась милая хозяйка.
– Он, хитрец, еще днем задал мне один маленький вопрос, вопросик, как бы невзначай.
– И какой же?
– Ерундовый. Считаю ли я СССР великой державой? Или же это была тюрьма народов?
– О… Так вы уже до меня пили?
– В том-то и дело, что нет! Он вон ту книжку на полке увидел и спросил.
– И что ты ответил? Надеюсь, ваша полемика была жаркой?
– Моя. А он как удав, слов нет, сил тоже!
– Почему?
– Да потому что я объясняю, смотря с какой стороны взглянуть, в какой период, по каким параметрам, показателям! Ну нельзя же взять и просто сказать… Все, я молчу. Давайте, за нашу встречу! Олег, посиди еще!
– Спасибо! За встречу!
– Ох… А вот показатели тебе сейчас мой пацан выложит, и ты…
– Нет-нет, не надо, зачем нам в такой прекрасный вечер политика? – я.
– Согласна.
– А зря, сын-то мой, я вижу, готов тебе разложить все по полочкам, без пристрастий, в цифрах.

Но я вдруг спросил парня о другом.
– Скажи, а почему у тебя на личном фронте не все так радужно?
Все замерли.
– С чего вы взяли, дядя Олег?
– Посуди сам. Твои успехи налицо, реально отличные! Деньги на карманные расходы имеешь, причем уже сам зарабатываешь. Перспективы – прыгай от счастья и только не сделай глупость.

Милая супруга моего друга почему-то напряглась, пока отец счастливого семейства разливал по фужерам. Оно и понятно, он – стена, надежность, тыл. Она – мать, мама с большой буквы. А результат их замечательного союза сидел сейчас на пуфике напротив и с необычайной легкостью мог засыпать меня тоннами всевозможных показателей по любым экономическим вопросам, да еще и с математическими доказательствами – убийственная смесь. Потому срочно уносим ноги и голову на другое, более благодарное поле, романтическое, туда, где жизнь бурлит, а не считается, где чувства правят, а не цифры.

Взгляд супруги моего друга настоятельно требовал пояснений с моей стороны – прекрасная женщина, обожаю такой интеллект!

– Вот смотри, – обращался я к парню, попросив всяких там умных взрослых не перебивать.
– Дорогая, поверь, не важно куда, но мы приплыли, я его знаю.
– Молчи, дорогой.

– Вот смотри, все у тебя отлично, но только сейчас не зима, не вьюга, не пурга.
– И что, дядя Олег?
– На улице потрясающая погода! Экзамены позади, срочных дел нет, а ты под вечер вернулся домой и… и с поникшим взором. Не бросился кому-то звонить или строчить послания, а швырнул сумку с ноутом и не знаешь, чем заняться. Тебе ничего в голову не идет, мой дорогой. Ничего. Причина?

Отец посмотрел на сына, мать на отца, а тот вдруг забыл о цифрах относительно первых советских пятилеток. Я решил не останавливаться и поскорее доехать до нужного мне финала.
– А это уже очень важно. Поважнее любых теорем и-или математических методов анализа экономических процессов. Хочешь, открою тебе секрет почему?
– Хочу.
– Да это и не секрет вовсе. Настолько элементарно, что порой реально сложно заметить.
– И?..
– Посмотри на своего отца!
– Он самый-самый!..
– Конечно! А почему? Дипломы? Глубокие познания в различных областях? Или потому, что он не бедный?
– Ну да… он всего добился, я очень его за это уважаю.
– Ерунда! За это только чуть-чуть. Он счастлив! Почему, ответь!
– Ну потому, что… он добился…
– Потому что у него есть вот эта потрясающая женщина, твоя мама! И это главное! Это его счастье, ваше общее! А как найти?
– Чего, счастье?
– Да.
– Я думаю, надо много работать, учиться.
– Надо искать. И находить. Учиться находить, определять, что чистое, светлое, а где грязное, пусть даже очень внешне манящее. И если это искусство ты не освоишь, все твои достижения превратятся в пыль, в прах, а сам ты, уж извини за прямоту, останешься на обочине жизни, возможно, даже без денег.
– А почему так?
– Ты видел не богатых, но счастливых, потому что в их доме царит любовь?
– Наверно.
– Такое часто. А кто-то может упиваться богатствами, а для иллюзии любви купить себе длинноногую красотку и штампануть ее через ту брошюрку, как ее, не помню.
Мой друг шепнул жене, что я о паспорте упомянул.
– Но только если в жизни мужчины нет любви, много любви, с ошибками, падениями, ударами в спину, и обязательно победами, настоящий успех к нему не придет ни при каких дипломах и деньгах. Он никогда не почувствует себя счастливым.

– Уж не собираешься ли ты посоветовать ему стать ловеласом, Олег? – тихо спросила мама замечательного парня, и в ее вопросе не было укора, только нотки хорошего настроения.
– Ни в коем случае! Это разное, внешне похоже, ты понимаешь, о чем я.
– Примерно.
– Поэтому, – я снова обратился к парню, – если у тебя сегодня не получилось то, на что ты так рассчитывал вчера, вешать нос и от тоски садиться за учебники – большая глупость.
– Я же не могу ее заставить, – вдруг признался парнишка.
– Заставь другую.

– Эй-эй, дорогой, ты еще посоветуй ему десяток девок завести!
– Да хоть двадцать! Шучу, не обижайтесь только. Сейчас поясню. Вот ты получил от ворот поворот, и дальше у тебя только два пути: смириться и приготовиться к следующей неудаче, поверь, она не заставит себя ждать, или начать побеждать. Как? Легко. Девчонок много, очень хороших и очень много. Пригласи другую!
– А что скажут вокруг? Я то с той, то с этой?
– А тебе должно быть без разницы, потому что иначе скажут, что ты неудачник и тебя та единственная, и то бросила! А вот если о тебе начнут говорить: «О! А девушки-то как его обожают!» – это большая награда. Только они должны уважать тебя, а для этого что нужно?
– Что?
– Уважать их, по-настоящему. Разумеется, тех, кого есть за что, а не… ну ты понимаешь. Но для этого ты обязан действовать, а не опускать руки и не прятать голову в науках. В них у тебя теории и практики – во, по шею. А здесь? А такой фронт ой как важен! Позвони, напиши одной, другой, спроси, как дела, поболтайте о жизни, встретьтесь, погуляйте, погода располагает. Наговори ей много приятностей, комплиментов, открыто!
– А если не поверит?
– Говори убедительней и жди, когда она признается, что, пусть даже не верит, но ей, такой ты сякой, все равно приятно!
– Хм… А потом что?
– Что? Я должен отвечать?

– Да-да, пожалуйста, Олег, это самое интересное! – мило попросила хозяйка – я понимаю, за что ее столько лет обожает мой друг.
– Ну что ж, желательно почаще до чего-нибудь все-таки догуливаться. Но от провалов нос не вешать, срочно исправлять! Как очередной зачет или экзамен.

Парнишка стеснительно посмотрел на маму, покосился на отца, который тер висок, мол, понеслась душа по ямам и воронкам.
– Только человеком всегда старайся остаться, хоть вечером на свидании, хоть утром, если оно немножечко затянулось.
– Как это?
– Не обещай того, чего не сделаешь, даже если награда очень привлекательна. И наблюдай, много действуй, много наблюдай, делай выводы. Никогда не обижайся на девушку, если сегодня она предпочла не тебя, это ее право, ее выбор. А если ты будешь победителем, тем, кого уважают, любят другие, вполне возможно, завтра полюбит и она.
– А если я уже не…
– Твое право, твой выбор. Главное, ты же ничего плохого ей не сделал. А чего-то добившись, если вдруг добившись, нигде не кичился, перед друзьями не хвастался, все осталось между вами, и ты всем видом даешь понять, что она супер, самая-самая. Только искренне. Даже в такой век лжи люди любят искренность, а женщины особенно ее ценят. Вот тебе и лайфхак, кстати.

Я выдержал короткую паузу – длинную нельзя, не дадут, и заключил:
– Так что лезь в чаты, в эсэмэски, срочно начинай общение и наслаждайся жизнью, она прекрасна! – разумеется, я не удержался, чтобы не добавить для своего друга: – Даже без учебников.

Его супруга рассмеялась над моим добавлением, взглядом я принял этот комплимент.
– И это, скажи…
– Чего, дядя Олег? – уже не сиделось на месте парню-симпатяге.
– Только просто скажи: да или нет. СССР – это было круто или так, ерунда какая-то?
– Да он даже не родился тогда! – воскликнул мой друг, но к его губам приложила пальчик супруга, внимательно наблюдавшая за резким изменением в настроении сына.
– О, еще бы, дядь Олег! Там, где ни глянь, снос башки!
– Ну спасибо, мой дорогой, – тихо ответил я.
– За что?..
– Приятно, черт возьми, когда о твоей родине так говорят.
– А это ваша… родина? А, ну да.
– Конечно, у меня другой нет. И, кстати, расскажи об этом папе, а то он ничего в науках, похоже, не понимает, – отпустил я шутку напоследок, поднимаясь с кресла.
– Дорогая, я его прибью!

Она улыбнулась, провожая счастливым материнским взглядом срочно исчезающего сына.
– Олег, дружище, постой, я провожу!

——-

(Май 2020г. )

© Алексей Павлов
«Любовь. наука, снос башки»
ISBN 978-5-9907646-4-3

Добавить комментарий

10 + пятнадцать =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.