КРИС…тина (Финал)

Роман Алексея Павлова

Алексей Павлов. Современная литература. Писатель.

Финал

Дорогие друзья, вот и подошел финал столь длинной истории, осталось совсем немного. Рад, что мы были вместе все эти события.

Хочу пожелать, чтобы жизненные невзгоды всегда вас миновали и оставались лишь на страницах полюбившихся романов. 

Автор  

Москва 2021
ISBN 978-5-9907791-5-0

ОГЛАВЛЕНИЕ

КРИС...тина

Финал

Ранним осенним утром, в часы, когда солнечные лучи оживляли верхушки высоких деревьев, в сторону границы на большой скорости шел кортеж из нескольких тяжелых машин, рассекая тишину.

Внедорожники попеременно прикрывали бронированный микроавтобус внушительных размеров. Не совсем логично вереница черных автомобилей виделась в утренней тишине на узкой трассе, прорезающей лес. На затяжных поворотах чуть сбрасывалась скорость, потрескивал щебень, отрабатывали протекторы, и машины снова резко набирали ход, будто проворные буйволы.

В уютном и защищенном от внешнего мира салоне микроавтобуса обстановка не совсем привычная – в воздухе царило напряжение. Впереди, возле отгораживающей водительский отсек стены, за которой находились Макар и еще один охранник, расположились двое мужчин строгого вида в темных костюмах: один посматривал на часы, другой не спускал глаз с электронной навигационной карты на планшете. Оба все время оставались предельно сосредоточенными.

Посередине, за откидным столиком сидел Владимир Алексеевич, время от времени отодвигающий занавеску от утолщенного окошка. Состояние несколько не по себе, узел галстука отпущен, но на лице сохранялось ледяное спокойствие.

Сзади на диванчике без сознания лежала молодая женщина, к ее руке прикреплены пара датчиков, в вену через систему подавалась некая жидкость. Глаза женщины закрыты, щеки впали, лицо бледное и будто неживое.

Рядом с ней хлопотал доктор – мужчина приличных лет, голова седая, взгляд сконцентрированный, ничего вокруг не видящий и не слышащий, кроме контроля состояния своей пациентки. Врач то и дело касался ее руки, проверял наличие пульса, будто не доверяя датчикам и мудреной технике в раскрытом чемоданчике. И как-то слишком заботливо он относился к ней, не обращая внимания на свой дорогой костюм, опускался на колено, проводил манипуляции, снова поднимался, в заметном волнении вытирал руки о собственную рубашку.

Владимир Алексеевич не спускал с них глаз, внутренне начиная о чем-то догадываться, но не слишком придавая сейчас этому моменту значение, сердце отбивало тревожный ритм, в голове стоял только один вопрос – откроет ли она глаза.

– Ах ты же моя хорошая… – постоянно приговаривал доктор, меняя флакончик с жидкостью в импровизированной капельнице, – сейчас-сейчас… так пульс… есть… давление…

– Владимир Алексеевич, – тихо обратился один из сидевших впереди мужчин, – через пять километров мост, сразу за ним будет припаркован темно-зеленый автомобиль, марка «Вольво». Там мы вас оставим, дальше, к сожалению, сопровождать не сможем.
– Да, я в курсе. Впереди тоже знают.

Приближаясь к мосту, один из джипов, в котором рядом с водителем сидел Егор, держа в руках рацию, резко обходит микроавтобус, первым прибывая к обозначенному месту, останавливается и занимает удобную позицию для контроля ситуации.

– Нам пора, Владимир Алексеевич.
– Да-да.
– Удачной дороги!
– Спасибо, мужики! – Владимир Алексеевич каждому пожал руку. – И передайте мою благодарность… в общем, знаете кому.
– Непременно. Он на связи, ляжем на обратный курс и доложим ему обстановку. Доктор, мы вам еще чем-то нужны?
– А?.. Нет-нет, ребятки, ступайте, – чуть обернулся врач и, отмахнувшись, продолжил заниматься своим делом.

До границы оставались считанные километры. Владимир Алексеевич пересел поближе, присмотревшись, поинтересовался:
– Как она?

Врач вдруг пристроился прямо на коврик к диванчику, его вид потрепанный и сильно уставший. Вытерев пот, он ответил:
– Все в порядке, жива.
– Доктор, вы бы сели по-человечески, как-то…
– Ничего, нормально. У вас тут чистота, как в операционных.
– Знаете, но что-то она не сильно на живую похожа.
– Не беспокойтесь, живая, девочка наша…
– Что?..
– Нет-нет, это я так, к слову. Я ввел ей такие препараты, она поспит пока, крепко поспит, так будет надежнее. Надеюсь, никто наш покой сейчас не потревожит?
– Нет…
– Что вы так смотрите, Владимир Алексеевич?
– Доктор, я ведь понял, кто вы. Ай да генерал, умеет делать сюрпризы.
– Нет, полагаю, мы с вами не знакомы. Но мне уже о вас кое-что поведали, успели шустряки. Моя фамилия…
– Знаю, Алексей Денисович.
– Ого! Ну что ж, будем знакомы – Гамов. Алексей Денисович Гамов, – он протянул руку. – А почему мы останавливаемся?

Доктор приподнялся, пересел на откидной стул, приоткрыл занавеску, как раз в этот момент джип сопровождения снова шел на обгон.

– Граница.
– Надеюсь, нас тут никто не потревожит? Ее беспокоить нельзя ничуть!
– Не переживайте, Алексей Денисович.

Обладая неплохим чувством юмора, сейчас он был доволен собой и результатами своих искусных манипуляций.

– И, это, Владимир Алексеевич, попросите на сей раз без погромов и стрельбы.
– Когда это вы успели?
– Те парни, такие сорванцы, я вам скажу. Времени не было, они прилетели за мной, как гончие, переправили сюда, без документов, разрешений. И вот теперь обратно. Надеюсь, не арестуют.
– А стреляли где?
– Ой, не спрашивайте. В катакомбах. Там мы ее и… отбили ребятки девчушку нашу. Эх, сейчас бы сюда…
– А вы о ком так тяжело вздохнули, Алексей Денисович?
– Так вы и сами поняли – о Томочке, о ком же еще. Тяжеловато мне без ее строгого глаза-то, до сей поры тяжеловато.

У Владимира Алексеевича завибрировал телефон, он принял вызов:
«Папочка, мы на месте. Как ты?»
– Хорошо, все хорошо, родная.
«Мама тоже позвонила, она долетела. Когда тебя ждать?»
– Завтра утром.
«Пап?..»
– Что?.. Я сейчас немного занят, дочь.
«Как Кристина Александровна?»
– Спит, милая, крепко спит.
«Я боюсь, пап. Вы еще там?»
– Не бойся, уже нет.

Через несколько минут Владимир Алексеевич получит еще одно сообщение, прочтет его и едва слышно произнесет:
– Ну вот, корпорация «Триумф-Авто» больше не существует на территории Российской Федерации.
– Что?.. Что вы сказали, Владимир Алексеевич?
– Ничего, доктор, между делом озвучил вечерние новости. Не обращайте внимания. Так, что-то долго мы стоим.

Слегка оттянув занавеску, Владимир Алексеевич заметил, как Егор, обмениваясь документами, закончил короткий диалог с людьми в форме. Вскоре они тронулись. Два джипа остались по ту сторону границы, микроавтобус и прикрывающий его третий внедорожник проехали сквозь специальные системы и уже через минуту снова неслись на большой скорости, но уже на иностранной территории.

Шипение раций и голоса двух телохранителей, оставшихся сейчас по разные стороны линии разграничения.
«Макар, это Егор, прием!»
«На связи, Егор».
«Мы возвращаемся».
«Принято».
«Удачи, дружище! Береги шефа с Кристиной Александровной!»
«Не беспокойся, доставим. До встречи, Егор. Будь осторожен. Конец связи».

– Слава богу, в этот раз без пальбы, – сказал довольный врач, – а то, как и тогда, много лет назад, опять не без заварухи.
– Разрешите, доктор. Пожалуйста, прошу, пересядьте сюда.
– Зачем? Нет-нет, ее нельзя беспокоить, она спит, не уверен, что крепко.
– А я, Алексей Денисович, сейчас в другом, кажется, уверен. Прошу вас.
– Ой, уж вы поосторожнее. Не коснитесь системы, здесь и так качает.
– Да-да, конечно.

Пару минут гонщик внимательно всматривался в мертво-бледное женское лицо, по-прежнему будто неживое . Странное чувство его все сильнее охватывало, и наконец сомнений не осталось.

– Владимир Алексеевич, – то и дело за его спиной шептал доктор, привставая. – Владимир Алексеевич, пожалуйста, ничего не трогайте, она очень слаба.

Гонщик сделал жест рукой, не отрывая взгляда от сильно осунувшегося лица.

– Ты не спишь, – он произнес совсем тихо, осторожно поправляя светлый локон.

Врач выпрямился, несколько вытянул шею, его глаза выразили немалое удивление увиденным.

– Ты не спишь, Кристюша.

Кристина чуть приподняла тяжелые веки – взор осознанный, отчасти даже контролирующий все происходящее вокруг.

Очнувшись некоторое время назад, она, не меняя ритма дыхания, долго вслушивалась. Странные голоса, мужские. Один совсем из далекого прошлого, другой из недавнего. Но такого не может быть, ведь еще вчера она слышала совсем иные голоса – злобные, жестокие, ужасающие. Значит, это иллюзия. Мозг, видимо, в последний раз воспроизводил в памяти все то немногое хорошее, самое дорогое и ценное. Но нет, она снова услышала тихое и бесконечно надежное: «Ты не спишь, Кристюша». Значит, это не иллюзия, а очередные превратности судьбы. Перед ее глазами сейчас было лицо любимого мужчины, за его спиной туманно покачивался силуэт… господи, этого же не может быть! Неужели насмешка?

Осторожно взяв ее ладонь в свои, Владимир Алексеевич смотрел в неподвижные, но ожившие, не стеклянные глаза.

Он что-то еще произнес совсем тихо, она едва могла читать его слова по губам. Ей казалось, что это звучит голос не гонщика-наставника, а… да, этот спокойный тембр, скрывающий вселенскую мощь и земную надежность, принадлежит Геннадию Марковичу. Он не может принадлежать кому-то еще! Но нет, может – остались еще рыцари на земле грешной, а в в этих краях уцелели мужественные люди.

– Спи, моя хорошая. Все закончилось. Мы уже… не дома. Ты больше не будешь бороться за свою жизнь. Во всяком случае, пока рядом я.

Кристина мягко прикрыла ресницы, сердце от услышанного и увиденного встрепенулось. Через минуту она снова приоткроет глаза, и в них двое мужчин обнаружат слезы, первые слезы за слишком много лет.

Поверит гонщику эта женщина сразу, но расслабиться сможет только годы спустя, когда, наконец, прекратится безграничное давление жизненного пресса и когда, благодаря усилиям незаурядных врачей, она станет матерью.

Кристина Александровна Жданова.

Алексей Павлов. Современная литература. Писатель.

Раздел «Крупная проза»

© Алексей Павлов
Роман «КРИС…тина». Из двухтомника «ПРЕСС». 
ISBN 978-5-9907791-5-0

Добавить комментарий

4 × 3 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.