Гуляка

Любовно-приключенческий рассказ Алексея Павлова

Авторская версия рассказа на английском языке. 

Гуляка

Шурик загулял – вот и вся история, за малым исключением, что тоже не исключение – его застукала жена, женщина серьезная, и, разумеется, подала на развод.
Саша в ауте, в шоке и с бутылкой.

Напротив сидела старшая сестра, еще одна интересная и опытная женщина, уже угробившая двоих мужей – один спился, другой уполз, теперь промышляющая браками гражданскими.

– Санек, ты чего нос-то повесил? Всегда такой боевой, ух, кровь с молоком, а тут нюни распустил?
– Гуль, а что мне теперь остается? Жанка не простит. У нас дети.
– Постой-постой, при чем здесь дети? Дети пусть вон, своим лесом – горшок-школа! А я о тебе.
– Ты меня защищаешь, потому что я твой брат. С самого детства за меня горой стояла.
– Ты тоже за меня дрался будь здоров! Но сейчас о деле. Да, я защищаю не ее. Потому что это она тебя довела до такой жизни, она!

Саша поднял удивленный взор, увлажненный пол-литром.
– Гулька, ты чего? Пил пока только я.
– Наливай! … Так, смотри, когда загуляла жена, она обязательно обвинит мужа, что это он, именно он, сволочь, довел ее до такой жизни. Усек, братик?
– Ну… вроде бы так оно и есть.
– Действует безотказно! Теперь меняем позиции. Поляну сечешь, Санек?
– И что, я должен ее обвинять? Это она довела меня до разврата – так, что ли? Себе-то не сбрешешь, Гуль.
– Почему это сразу разврата? Женщина та, ну, с которой ты того, – очень даже интересная, не то что проевшая всю плешь женушка. Никакого разврата, самые что ни на есть чистые чувства и…
– И?..
– Любовь, балбес! Ты, может, жизнь с ней увидел, свет! Чувства!

Саша выпил, задумался, вопросительно посмотрел на сестру, заметил:
– Да нет, Миланка реально интересная, с ней так классно…
– Можно без подробностей, оставь себе, я натуралка! Как, говоришь, зовут ее?
– Милана.
– Вау, имя-то такое яркое! Супер, то, что надо! Короче, жить хочешь?
– Да.
– Где?
– Не знаю.
– Идеальный ответ.
– Не понял, Гуль?
– Ты теперь и сам не знаешь, где и с кем хочешь жить! И будешь решать, тоже сам!
– Чего решать-то? У меня семья под откос пошла, а ты еще!..
– Под откосом семья твоя уже давно, иначе б не пошла.

И Санек зачесал загривок.

– Ну-ка, ну-ка, продолжай. Кажется, я начинаю чего-то улавливать.
– Наконец-то! Братик, вот скажи, разве ж это жизнь? Пахал как волк, за любую подработку хватался, для семьи старался, жена одета, обута, дети сыты, уже в институт готовятся. Что ей еще не хватало? Ну, подумаешь, немного гульнул мужик, и что? У него природа такая, кобелиная! Умная женщина никогда не заметит! А она? Разводом угрожает?
– Не угрожает, уже подала.
– Пожалуйста, скатертью дорожка! Гуляй, Петя, ты свободна! Такой рукастый мужик один не останется, очередь соберется! Вон, Ми-ла-на уже первая! Потому что понимает, если свободный мужик – хватай срочно! Он в любом возрасте и весе прекрасен. А она кому нужна, когда ей за сорок? Там молоденьких уже табун! Сань, ты все понял или подробней разжевать?
– Я уже и прощения просил, уговаривал.
– Во дурак-то…
– А куда денешься, если сам виноват?
– В чем, дурень? В том, что она во как уже тебя достала?
– Она и не доставала, всю жизнь детьми занималась.
– Еще хуже! А муж не человек? Ему внимание не надо? Работать, деньги, дача, ремонт – давай! А так – свободен, не до тебя, дети у нее, видите ли. У всех дети! А вот мужик добрый не у каждой.
Братец подумал, спросил:
– Гуль, а если бы на ее месте оказалась ты?
– На Жанкином, что ли?
– Да.
– Да легко! Только досочку бы обратно развернула.
– Какую?
– Шахматную. Позиции на место, мне так даже привычней.
– У-гу… Так-так…

Развод назначен на обед, но пока что утро. Жанна несколько в недоумении, она еще с вечера настроилась не поддаться чувствам, отстоять позиции. Знала, что отчаявшийся муж начнет давить на жалость, на реально слабые места в уязвимом женском сердце, глядишь и… Но Жанна приготовилась.
А муженек взял и вовсе не явился ночевать!

А что он там забыл, если его даже в спальню не пускают? Он что, идиот или извращенец – возвращаться, когда хорошенькая женщина, пусть даже последний вечер жена, там, а он в аутсайде? Не пройдет такая несправедливость, и Санек свалил к Милане.
Он вынудил себя закатить целый банкет с шампанским и покрепче, ночью они разъезжали на такси по городу, смеялись, вели душевные беседы. А там еще и не только беседы.

В общем, к месту бракоаннуляции подъехал не поникший муж в виде вселенской жертвы, а напротив:
Измят до неприличия, но чист, и сияют до конца не протрезвевшие глаза! Еле на ногах стоит, но не от рабочей усталости! Прибыл не на своей машине, а на такси – амбрэ за километр! И в придачу за тот же километр аромат женских духов.

Жанночка застыла в изумлении – вот это поворот!
Но затем она взяла себя в руки, и они вместе вошли в семейно-вязальную контору – некая некачественная организация бракосочленения.
На входе Саша врезался в стеклянную дверь, без пяти минут не жена его даже пожалела, платочком протерла место шишкаря на лбу.
– Тебе больно? – заботливо поинтересовалась она.
– До фени! – бросил тот и, не обращая внимания на хорошенькую супругу, поскорее проник внутрь.

– Так, где тут надо крестик поставить?
– Мужчина, что вы шумите, идите туда! – ответила ему одна из недовольных охранительниц внутреннего покоя для социального бардака.
– Я там уже был. Там не очень, меня… – улыбка вышла отменной и непроизвольной, – меня в другом месте ждут.
Жена не выдержала, язвительно спросила:
– Интересно, в каком же это?
– Ох, дорогая, не нужно, ты же натурал, зачем тебе?

Разрыв бракованных уз немного отложили – на то она и контора, чтобы что-то где-то затормозить, но это оставалось всего лишь вопросом короткого времени.
– Эх, черт! – вздохнул Саша и направился к такси.
Жена его окликнула, он обернулся:
– Ой, извини, тебя подвезти?
С полминуты внутренней борьбы и:
– Ну подвези, если не жалко.
– Мне теперь ничего для тебя не жалко! Садись, принцесса!
Когда супруга проникала внутрь салона автомобиля, муж почувствовал ее аромат.
– М-да, хорошенькая, черт возьми.
– Кобель! Сволочь! – посыпалось в ответ, но больше от отчаяния.
– Да я знаю-знаю, садись, пожалуйста.

Через час Шурик восседал на лавочке и глушил одну бутылку пива за другой. Одно дело – цирк отыграть, другое – реальность, которая пока не весела. Но от невеселья отлично отвлекала трещавшая голова и чрезмерное похмельное состояние.
– И все-таки, Гулька, мои дела безрадостны, – заключил Саша и отправился пить к сестре.
А ночью, чтобы не оставаться один на один с думами, к Милане.

Потом опять к сестре, на работу, к Милане, к друзьям, на работу, к…

Через недельку немного полегчало.
Через три – норм.
А через… – да отлично все!

– Саш, скажи, тебе действительно не жаль нашу семью?
– Жанночка, мне жаль только одного, – как-то беззаботно ответил Шурик, внутренне уже ликуя, и было почему.
– И чего?
– Тебя.
– Я в твоих сожалениях не нуждаюсь. Как-нибудь проживем.
– А я не о том, глупышка.
– Не поняла?
Но вместо ответа Шурик-наглец провел по достаточно привлекательной женской фигурке откровенно неприличным оком: сверху вниз, обратно вверх. А после еще и тяжко так вздохнул, мол…

И тут по физиономии прилетела оплеуха – значит, все хорошо, вспомнил Шурик, чему учила его сестра.

Развод отложили, Санек работал и сиял, сиял и пахал, одним словом, он заново учился радоваться жизни – получалось! Напряжение не покидало только двух дамочек: жену, как логическое следствие, и любовницу – а вдруг соскочит.

– Гулька, спасибо тебе огромное!
– Саш, езжай домой, ты пьяный. Только на такси!
– Да я…
– Ключи сюда, я сказала!
– На… держи.
– Подожди, зачем домой? Ложись в коридоре на софе.
– Еще чего! Я – в коридоре?! Подъезд мне еще предложи! – разошелся довольный жизнью буян.
– Пожалуйста, можешь лечь в моей спальне, на софе буду спать я.
– Один? Сестра, я чего, стар, плох, кривой-косой? Один спать не привык!
– Такой монстр, что ли?
– М-н… нет, конечно. Но когда дремлю, меня нужно погладить… приласкать.
– Эх, вот бы я тебя сейчас приласкала. Иди спать!

Но Шурик жаждал страсти и продолжения банкета. Милана по телефону ответила, что она за, но не пояснила причину согласия, ведь в реальности против.
– Странная.
– Почему, Саш?
– Я же чувствую.
– Эй, пьяный брат, она умная женщина, считай, что просто тебе рада, и этого достаточно.
– Понял. Все, карета подана, я уехал. Как выгляжу?
– Неотразим!

Дверь захлопнулась, Гуля присела, налила себе немного вина.

Телефонный звонок, но абонент был послан – хватит и пьяного брата.

Еще один звонок, пришлось номер временно отправить в черный список.

Третий мобильный перезвон:
– Алло! Да отстаньте вы все от меня хотя бы сегодня!

Ухажер на том огрызке провода опешил, подумал: вот это женщина дает! И перезвонил, уточнить, на всякий случай.
Его обматерили, и потом недоступ.

«Я соскучился, давай увидимся!»
Прочла в мессенджере Гуля и воскликнула:
– Да это же проклятие какое-то! У них у всех что, весна, что ли, по второму кругу?

И полностью вырубила телефон.

Звонок в дверь.

Хорошо, никто сейчас в квартире не присутствовал, выразилась хозяйка как надо.
– Ой, ты?
– Я… можно войти?
– Ну проходи, конечно.
– Извини, что без предупреждения, у тебя телефон не на связи.

Поникшая женщина прошла на кухню, разумеется, маршрут ей хорошо известен, встала возле окна, затем развернулась, подняла взор. В ее руках бутылка красного вина, в глазах отчетливо читалось:

«Поможешь, сестренка?»

——-

(Апрель 2020г.)

Авторская версия рассказа на английском языке. 

© Алексей Павлов
«Гуляка»
ISBN 978-5-9907646-2-9

Добавить комментарий

4 × 4 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.