Диана (Финал)

Рассказ Алексея Павлова

Это не история любви, но история падения: нравственного, человеческого, женского, наконец. История удивительного сходства судеб, разбившихся об одну и ту же драму. Но, при всем при этом…

Финал

(Написано в 2012 году)

ИД «Лит-Издат»
Москва 2021
ISBN 978-5-9907646-5-1

Диана

Финал

В этом году в жизни Дианы многое изменится. И перемены будут настолько яркими, что она вновь не сразу поверит в их реальность. Реальность же окажется совершенно разноплановой и, как всегда в жизни случается, не только положительной.

Изменения в этом году произойдут не только у Дианы, но и многих, кто оказался ей близок… по обстоятельствам.

Квартиру в Подмосковье она так до сих и не приобрела. Деньги ведь обладают главным свойством: либо они приходят, либо уходят. Причем последняя их способность куда более скоростная, нежели первая. Диане просто не хватило средств. Она лишь переедет в более дешевую, но чистую и достаточно уютную.

Сына так и не привезла, но по-прежнему мечтала. И не потому, что не хотела или не могла, бабушка вдруг решила изменить свою жизнь. Она ко всем чертям выгнала пятнадцатого избранника и полностью посвятила себя внуку. До нее окончательно дошло, о чем недоговорила дочь однажды поздним вечером. И теперь, когда она материнским сердцем чувствовала, разговаривая с ней по телефону, что та вроде бы… да как бы не сглазить, из кожи вылезала, чтобы поддержать ее. Если бы воочию увидела, могла б и удавить, а так, на расстоянии, чаще плакала по ночам о судьбе распутной своей кровинки.

В первую половину года изменения были положительные. Во вторую – потрясения, как например:
«Алло! Вы Диана?»
– Да. А кто вы?
«Марина. Помните, мы виделись однажды?» – со слезами представилась девушка на другом конце провода.
– Конечно, помню, Марина. Но…
«Я нашла ваш номер в записной книжке Руфата. Можно мне с вами увидеться?»
– Можно. А что случилось?
«При встрече. Нельзя ли прямо сейчас?»
– Конечно, можно, – ответила Диана, и они обозначили место скорой встречи.

Она быстро собралась, в голове перебирая варианты, что могло такого произойти, чтобы девушка Руфата напрямую захотела встречи с ней.

Выйдя из подъезда дома, где теперь жила, Диана села в машину. В более дешевую машину. Одевалась она тоже теперь проще, но это никак не испортило ее природной привлекательности, разве что во внешней эффектности немного проиграла. Но не та ценность, за которую стоило держаться, за которую Диана больше и не держалась.

«Наверно, Марина все узнала и теперь в шоке, – думала она, подъезжая, – и что, интересно, я ей скажу? Так, мол, и так, мы деньги зарабатывали? Естественно, она подумает, что он со всеми нами… или уж со мной – точно, я же была вип. Какая дура поверит в обратное?»

– Марина, что случилось? Почему вы плачете? – спросила Диана, как только они встретились.
– Я… я… – хлюпала та, едва сдерживаясь, дабы вовсю не разреветься.
– Пойдемте в мою машину. Хоть и май, а холодно что-то.
– Пой-дем-те…

Когда они очутились внутри, Диана запустила двигатель и включила печку, потому что Марину реально колотило, а она помнила, как не так давно колотило ее саму.
– Спасибо.
– Ничего, сейчас согреетесь. Мне это знакомо. Марина, я догадываюсь, что с вами.
– Я тоже знаю, о чем вы догадываетесь. Да, я узнала правду, всю правду.
– Марина, у меня нет доказательств, но Руфат вам никогда…
Но она не успела договорить.
– Да какая разница, Дин?! – закричала та, называя её так, как называл только Руфат. – Какое вообще имеет значение кто и с кем? В жизни! При жизни!
– Марина, я клянусь вам! Не могу поклясться за других, хотя, скорое всего, тоже нет! У него такой принцип, но за себя чем хотите клянусь! Я очень хорошо успела узнать этого человека. Поверьте, он не самый грязный мужик в нашем порочном мире.

Марина закрыла лицо руками, от души проревелась, а Диана, наблюдая картину, почувствовала, что дело, видимо, не только в этом.
– Извини, Дин, – немного взяв себя в руки, произнесла Марина, утирая слезы, – насколько я знаю, вы больше не работаете в этом… агентстве кадров.
– Не ра-бо-таю, – в груди Дианы что-то сильно защемило, и в горле застрял ком.
– Я знала, что это агентство – не то агентство, как Руфат мне объяснял. Не полная я же идиотка. Быстро все поняла. Думала…
Держась из последних сил, чтобы не разрыдаться вновь, Марина рассказала ей истинную причину своих слез.

Одним вечером, совсем недавно, Руфат не вернулся ночевать, хотя позвонил, что уже выехал. Марина прождала до полуночи, но тот так и не объявился. Трубку мобильника он не поднимал, и она рассудила все по-своему – терпение девушки уже давно было на пределе. Собрала вещи и покинула квартиру, которую он для нее же и снимал. На входе оставила записку, что больше так продолжаться не может, и все в подобном духе. Выйдя из подъезда, она даже не заметила от переизбытка чувств, что автомобиль Руфата стоит тут же неподалеку, припаркованный среди множества других.

А наутро Руфат был обнаружен другими водителями, выезжающими на работу. Он был застрелен в собственном автомобиле прямо у подъезда своей возлюбленной.
Кто? Кем? За что? На все эти вопросы будут искать ответы органы… внутренние. Естественно, не найдут. Как и тех, кто заказал это убийство.

Диана подалась правее и обняла вновь ревущую Марину. Сама она не плакала, хотя слезы и застилали пеленой глаза. Ей просто было больно. Очень больно. И не только за Руфата, а вообще за всё, абсолютно всё, что с этим связано. В ее памяти тут же пронеслись картины, казалось, невероятно далекого прошлого, когда она стояла под дождем на остановке, дрожа от холода и обиды. Когда неожиданно остановилась дорогая иномарка, освещая мощными фарами бурлящие дождевые лужи. Как появился приятной наружности молодой человек, и как он был учтив и привлекателен. Она вспомнила, как он помог ей, оказалось, только для того, чтобы медленно, но наверняка подвести ее под порок и затем сделать на ней хорошие деньги. Но сейчас она не обижалась за это, и не только потому, что он был теперь мертв. Разум позволял понимать, что, не будь Руфата, нашелся бы другой на его месте. И они есть, их тысячи и больше. Не будь тогда на этой остановке её, была бы другая девушка, и остановок в стране слишком много, да таких порой затяжных, что люди целыми поколениями на них гибнут, так и не дождавшись своей посадки. Они, она, он – это всего лишь продукт времени, той эпохи, в которой они имели счастье и несчастье жить. Как когда-то, в великой стране жили люди, герои трудовые, и их было большинство, и они также были продуктами своего времени и своей великой эпохи, хоть подобное выражение и не очень удачно к ним подходит. Но они были, жили, работали и побеждали! А теперь иное время, и продукты иные, потому как прошлые, того времени, в свой час и миг почему-то протухли напрочь, а руины общества все равно возглавила старая кислая пена. И наступила эта эпоха, где жили, трудились, уже по-своему, такие как Руфат, Диана, Илья, Верка, наконец. Жили и гибли, кто случайно, что тоже закономерно, а кто вот так как Руфат.

– Марина, – едва сдерживаясь, тихо произнесла Диана, – я не проститутка, извините… хочу сказать…
Покатившиеся слезы не давали ей возможности закончить скакавшую по ухабам нервов мысль.
– Я знаю, Дин. Руфат говорил. Он много о вас говорил.
– Презирал?
– Как же! Даже я ревновала.

. . .

В этом году много разных событий произойдет, как в жизни Дианы, так и в жизни ее ближайших подруг Лены и Марины. Они сплотятся и станут теперь, как родные сестры, во всем друг друга поддерживать, всем, чем возможно, помогать, страшно боясь лишь одного – одиночества. Не того глупого одиночества, которого страшатся тупенькие красотки, дабы не сказали, что не нужны никому. А того, в присутствии которого подобной ямы можно и не заметить, а, угодив в нее, одной-то и не выбраться.

Лена и Марина воспринимали Диану по-особому. Для них она намного больше и гораздо значимее, чем просто близкая подруга. Они видели в ней личность, слабую и сильную одновременно, ранимую и циничную в одном лице. В глубине души они не могли простить ей ту низость, в которую она однажды зашла, но тут же открыто восхищались ее стойкостью и твёрдым желанием расправится с мерзостью навек. Лена и Марина понимали и видели, какая сильнейшая ломка и переоценка всего происходит сейчас в сознании Дианы, в результате чего она почти замкнулась, постоянно о чем-то думая, а улыбаться стала лишь одними губами.

Ближе к очередному Новому году, когда Диана вернулась из дома, ей наконец торжественно объявили, что она принята каким-то мелким сотрудником в крупное отделение банка. Ее подруги визжали от радости, а сама Диана, глядя на них, едва заметно улыбалась.

Перед самыми новогодними праздниками, когда все сотрудники нового отделения банка готовились к корпоративам, в жизни Дианы пришло время настоящей перемены.

– Как поживаете, Диана Борисовна? – спросил Илья Николаевич молодую сотрудницу, приехав с проверкой в это самое отделение.
– Спасибо, все хорошо, – тихо ответила та, опустив глаза.
– Справляетесь?
– Пытаюсь.
– Если что, попросите любого из служащих вам помочь! – Илья Николаевич произнес это достаточно громко, чтобы все присутствующие видели его покровительство молодой и совсем еще неопытной работнице.
– Позвольте, Илья Николаевич! – был кто-то, опрятный, вежливый и совершенно неприметный.
– Что позволить, Дмитрий… – Илья Николаевич всмотрелся в бирку на груди подошедшего мужчины лет тридцати восьми – сорока, – …Сергеевич?
– Простите, Илья Николаевич, – мялся неприметный человек приятной внешности, – я хорошо знаком с тем, в чем поручено разобраться Диане Борисовне. Может, вы позволите мне взять… шефство?.. Нет… я хотел сказать…
– Дмитрий Сергеевич! Какие проблемы? Берите и помогайте! Ведь люди должны помогать друг другу, не так ли?
– Конечно, – благодарно ответил серый мужчина.
– Должны, – тихо подтвердила Диана Борисовна.
– Должны, – еще тише согласился с ней Илья Николаевич.

Он сошелся взглядом с молодой сотрудницей – и так же быстро разошелся.
– Ну как ты? – спросил совсем тихо, когда серый приятный человечек отошел в сторону, чувствуя что-то, но не понимая что.
– Нормально. А ты?
– Тоже. С девушкой вот познакомился.
Диана подняла удивленный взгляд.
– Не всех теперь ненавижу. Только тех, кто заслужил.
– Наверно…
– Она много что перенесла. Как и ты примерно. Только иначе. С тяжелым недугом боролась много лет.
– Победила?
– След остался, но я постараюсь.
– След?..
– След. Если приглашу, ну, как ее, на свадьбу типа, придешь? Так, в самом узком кругу.
– Не знаю.

Илья повернулся и неожиданно громко позвал стоявшего в стороне и мявшегося с ноги на ногу Дмитрия Сергеевича.
– Нравится Диана… Борисовна? – улыбаясь, спросил важный банковский проверяющий, вгоняя скромного сотрудника в краску.
– Такая женщина не может не нравиться, Илья Николаевич.
– Ну, вот и помогайте ей во всем! Она человек новый и крайне нуждается в вашей поддержке, Дмитрий Сергеевич. Крайне! Я знаю, о чем говорю.
– Конечно, Илья Николаевич! С огромным удовольствием помогу! Спасибо за доверие!
– До свидания.

Уложив целую пачку важных документов в портфель и надев длинное пальто, Илья Николаевич со всеми попрощался и вышел из отделения банка, которое для посетителей уже не работало в силу позднего часа.
На улице он квакнул брелоком своего большого джипа и, когда открыл дверь, обернулся. Ему с темной улицы, освещенной тысячами ночных огней и фар, было очень хорошо видно через стеклянные двери и огромные окна, что происходит внутри банка.

– Ой, совсем забыла! – спохватилась Диана и выбежала на улицу.
– Диана Борисовна, простудитесь ведь! – воскликнул ей вслед Дмитрий Сергеевич, кому было поручено столь высоким начальством взять над ней шефство.
Но Диана его не слышала и почти бегом неслась к стоящему возле машины Илье.

– Спасибо! Спасибо!.. – лишь повторяла она много раз, судорожно вцепившись в лацканы пиджака под расстегнутым пальто. – Спасибо!..
– Ну что ты, Динуль? – обнял он девушку и погладил по волосам широкой медвежьей лапой, после чего тяжело выдохнул. – Еще кто кого больше благодарить должен – большой вопрос. Не плачь.

. . .

В следующем году не произойдет ничего сверхъестественного в жизни молодой банковской сотрудницы, за исключением одного. Дмитрий Сергеевич сделает ей предложение, совершенно не надеясь на положительный результат. Он тихо и безнадежно влюбился. Не удержится и так же тихо, спокойно и отчасти неуклюже предложит ей руку, сердце и ранимую душу. Чистую душу. Но к его величайшему удивлению, в чем и заключалась сверхъестественность, предложение было принято.
– Я согласна, Дима, – еле слышно скажет Диана, когда рабочий день будет подходить к концу, и они напрочь закопаются в новой компьютерной программе, которую спешно нужно освоить, – только у меня сын. Я скоро заберу его к себе.
– А у меня театр.
– Что?
– Раньше. Я всю жизнь мечтал быть актером театра, и даже учился… но времена были… не до театра.
– Я помню те времена, Дима, поверь, очень хорошо их помню.
– А я стал работать здесь, в нашем банке. Мне помогли устроиться.

Диана всматривалась в него. Совсем простой, тихий, чистый человечек, достаточно приятный и почти неприметный. Очень теплый и, похоже… надежный.
– Дим, но ты меня ведь совсем не знаешь, – осторожно произнесла Диана.
– Я вас… тебя вижу. Сердцем. Вы мечта, а не женщина, Диана Борисовна. Я даже не верю, что ты согласилась. Или ты шутишь, да? Надо мной иногда шутят, так, по-доброму. Шутишь? Я пойму.
– Дима…
– Черт! Я… Диана Борисовна! Диана! – Дмитрий Сергеевич смешно обхватил собственную голову руками.

Вокруг сотрудники обернулись, видя, что что-то очень интересное намечается, и вскоре от души порадовались за этого тихого и очень доброго человека. Кто-то порадовался, а кто-то, может, и позавидовал, но никак того не показал, потому что в этом отделении сложился на редкость хороший коллектив.

. . .

Однажды, выехав под самый вечер из Москвы по Ленинградскому шоссе, дабы попасть в подмосковный городок Лобня, располагавшийся совсем неподалеку, Диана притормозила в районе Химок. На темном, лишь слегка освещенном пятачке у дороги стояла полноватая женщина с неприятным видом. Она не поджидала кого-то, дабы куда-то уехать, и не ловила такси. Она просто стояла и ждала, когда очередная машина притормозит и спросит, почем сегодня «товар» и куда нужно повернуть. Диана потушила фары, оставив лишь габаритные огни, и их взгляды пересеклись. Женщина пыталась понять, клиент это остановился, или так – просто притормозил. Диана вспомнила свою давнюю знакомую и лишь потому сейчас стояла и смотрела, подумав, может, тут она теперь работает. Видеть эту знакомую никакого желания не было, и потому в следующий момент Диана резко сорвалась с места.

Но она и не смогла бы ее здесь найти. Верка так быстро покатилась по наклонной, потому как все возможные черты и грани были перешагнуты без малейших раздумий, и теперь старая знакомая путана со скоростью света летела вглубь пропасти, до дна которой оставалось лишь чуть. В этом году одна из самых дешевых ночных бабочек даже здесь оказалась не нужна. В свои едва ли двадцать с небольшим она уже выглядела как старуха и стремительно допивала свой век, целыми днями ошиваясь близ палаток и ларьков, походя скорей на уличного бомжа. Жестоко ее жизнь наказала. Возможно, не столько за порок, сколько за предательство, предательство того, кто однажды протянул ей руку помощи.

Диана также отчасти немного постарела, но оставалась по-своему прекрасна. Она переехала к мужу, на чем тот настаивал, и была вроде бы как и счастлива. Во всяком случае, ей стало тепло и уютно.

Они не проживут долго, как это случается в сказках со счастливым хеппи-эндом. Только четыре-пять лет, но расстанутся достойно, без обид и оскорблений, оставаясь добрыми друзьями. Такое дорогого стоит. Диана и Дмитрий совершенно разные люди, и вскоре им станет вместе некомфортно. Диана с сыном переедет в собственную квартиру, которую наконец приобретет, в чем ей искренне поможет на тот момент уже бывший муж.

Дмитрий Сергеевич продолжит постоянно навещать бывшую супругу, а также своего маленького тезку, Димульку, с которым за несколько лет супружеской жизни они сдружились и сроднились. Диана была бесконечно благодарна за это Дмитрию.

Может, они когда-нибудь вновь воссоединятся? Кто знает, как повернется завтра судьба? Ведь никто из них не предавал, не уходил к другой или другому, не делал гадостей и подлостей. Они просто немного устали друг от друга, и не более того.

Но это уже другая история, а финал нашей случился немного раньше, когда Диана Борисовна и Дмитрий Сергеевич оставались еще мужем и женой и свыкались с невероятной мыслью, что они супруги. Каждый по-своему привыкал с такому положением вещей.

– Динуленька, дорогая, я хочу пригласить тебя в театр!
– Когда, Дим?
– Сегодня вечером. Сразу после работы.
– Ты сильно обидишься, если я откажусь?

Супруг на миг задумался.
– Хорошо, пойдем.
– Нет-нет! Ты, может, чего-то запланировала на вечер?
– Лена с Мариной должны заехать.
– Конечно, моя дорогая! Тогда…
– Иди, Дим. Ты же предупреждал меня, что к театру тебя ревновать нельзя.
– Нельзя, любовь моя. К нему нельзя!
– Интересная постановка?
– Не знаю, но очень любопытно! На Тишинке есть Дом Культуры. Недавно там открылся новый театр. Ребята – энтузиасты, студенты из ГИТИСа, своими руками отремонтировали зал, и теперь вот… Сама Наталья Крачковская будет играть.
– Я слышала эту фамилию.
– Ну как же, дорогая! Мадам Грицацуева, помнишь?
– Да, помню.
– Обожаю ее! Просто восхищаюсь!
– Ты меня заинтриговал. Может…
– Не нужно, не нужно. Я же не совсем глупый и прекрасно вижу, что театр – это не твоё, Дианочка.
– Расскажешь после, как прошло?
– Конечно, расскажу.
– Тогда до вечера?
– До вечера. Ой, кстати! Когда мой тезка приедет? Славный мальчуган, а ты его не везешь!
– Как-то…
– Что как-то? Вези срочно, я устрою его в хорошую школу, и пусть с нами живет! Разве может помешать ребенок?
– Спасибо, Дима.
– Ну, до вечера, Динуля!

Вечером подруги не смогли приехать. Марина сильно заболела и Лена отправилась к ней. Также ее навестит и Диана. Обеих подруг сильно простывшая Марина быстренько повыгнала, пока те не заразились, и они, немного посидев в кафе, разъехались по домам.

– Как спектакль? – спросила Диана, когда счастливый муж вернулся и порхал в прекрасном расположении духа.
– Невероятно, Динуленька! Невероятно! Ребята просто молодцы! А Наталья Леонидовна!
– Играла эта знаменитая актриса?
– Жила, Динуленька! Она не играет – она живет на сцене, и по сей день, не обращая никакого внимания ни на возраст, ни на болезни! А знаешь? Знаешь, дорогая моя? Как же она в конце красиво сказала! Пьеса уже закончилась, зал стоя аплодировал, а Наталья Леонидовна вышла и говорит: «Ведь солнце – оно же для всех!». А оно действительно для всех, любовь моя! – повторял Дмитрий и, что-то тихо напевая, отправился мыть руки.

– Грязь тоже… для всех, – еле слышно прошептала Диана и тихо заплакала.
Но кто бы сейчас ведал, о чем бы это она?

– Не знаю, но очень любопытно! На Тишинке есть Дом Культуры. Недавно там открылся новый театр. Ребята – энтузиасты, студенты из ГИТИСа, своими руками отремонтировали зал, и теперь вот… Сама Наталья Крачковская будет играть.
– Я слышала эту фамилию.
– Ну как же, дорогая! Мадам Грицацуева, помнишь?
– Да, помню.
– Обожаю ее! Просто восхищаюсь!
– Ты меня заинтриговал. Может…
– Не нужно, не нужно. Я же не совсем глупый и прекрасно вижу, что театр – это не твоё, Дианочка.
– Расскажешь после, как прошло?
– Конечно, расскажу.
– Тогда до вечера?
– До вечера. Ой, кстати! Когда мой тезка приедет? Славный мальчуган, а ты его не везешь!
– Как-то…
– Что как-то? Вези срочно, я устрою его в хорошую школу, и пусть с нами живет! Разве может помешать ребенок?
– Спасибо, Дима.
– Ну, до вечера, Динуля!

Вечером подруги не смогли приехать. Марина сильно заболела и Лена отправилась к ней. Также ее навестит и Диана. Обеих подруг сильно простывшая Марина быстренько повыгнала, пока те не заразились, и они, немного посидев в кафе, разъехались по домам.

– Как спектакль? – спросила Диана, когда счастливый муж вернулся и порхал в прекрасном расположении духа.
– Невероятно, Динуленька! Невероятно! Ребята просто молодцы! А Наталья Леонидовна!
– Играла эта знаменитая актриса?
– Жила, Динуленька! Она не играет – она живет на сцене, и по сей день, не обращая никакого внимания ни на возраст, ни на болезни! А знаешь? Знаешь, дорогая моя? Как же она в конце красиво сказала! Пьеса уже закончилась, зал стоя аплодировал, а Наталья Леонидовна вышла и говорит: «Ведь солнце – оно же для всех!». А оно действительно для всех, любовь моя! – повторял Дмитрий и, что-то тихо напевая, отправился мыть руки.

– Грязь тоже… для всех, – еле слышно прошептала Диана и тихо заплакала.
Но кто б сейчас ведал, о чем же это она?

Конец

© Алексей Павлов «ДИАНА»
Написано в 2012г.

ISBN 978-5-9907646-5-1

Добавить комментарий

10 + 9 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.