Диана (Часть 3)

Рассказ Алексея Павлова

Это не история любви, но история падения: нравственного, человеческого, женского, наконец. История удивительного сходства судеб, разбившихся об одну и ту же драму. Но, при всем при этом…

Продолжение

(Написано в 2012 году)

ИД «Лит-Издат»
Москва 2021
ISBN 978-5-9907646-5-1

Диана

Часть 3

Утром следующего дня Диана едва поднялась с кровати. Спала она прямо в одежде, потому как постель была тоже перевернута той скотиной, которая везде искала деньги. С трудом встав, девушка прошла в душ, кое-как его приняла и медленно поплелась на кухню. Голова раскалывалась на части, руки чуть ли не тряслись, в ногах полнейшая ватность.

Включив чайник, она села на стул, уперла в стол локти и руками обхватила голову.

Медленно стали всплывать картины вчерашней попойки: крики подруги, обвинения и сожаления, собственные оправдания, затем тут же оскорбления – себя же, и вновь оправдания. И все это сопровождалось почти двумя бутылками коньяка, которые, если пить в обычном состоянии, не перевозбужденном, вряд ли получилось бы опустошить за один раз.

Наконец Диана вспомнила, как уже сильно нетрезвая подруга сорвалась, заявила, что больше знать ее не хочет и завтра же под ноги ей швырнет все дорогие подарки, которые та ей надарила, и пошла бы она куда подальше навсегда. После этого Лена поднялась, правда, раза три обратно падала на диван, но все же нашла в себе силы и зигзагами направилась к выходу.

Чайник закипел, и Диана, оторвав руки от раскалывающейся головы, поднялась со стула. Заварив чай с лимоном, она никак не могла вспомнить, чем же все-таки закончился вчерашний вечер. Кто теперь ей лучшая и единственная подруга детства – тоже враг? Помнила, что побежала за ней. Чуть не рухнула на лестнице. Потом сильный ливень на улице, но это было не важно. Едва не попала под машину, пока догоняла потерявшую разум Лену, и уже у самой проезжей части, когда та подняла руку и остановилась попутка, что было сил рванула ее за плечо и развернула к себе.

– Лена! – кричала Диана ей в лицо. – Я умоляю тебя! Только послушай! У меня же никого нет здесь! Я тебя-то ведь ни в чем не предала! Ни в чем!
– Ты предала нашу дружбу! Мы же с детства с тобой как родные сестры были! А теперь что? Она проститутка! Вип, твою мать!

Последовала была еще перебранка в выражениях на пределе культуры. Затем водитель спросил, едут ли девицы, но был так обласкан обеими, что тут же дал газу от пьяных красоток.
– Лена, послушай! Это моя жизнь, и я сама ей распоряжаюсь!
– Вот и распоряжайся! Машина-то где?! Вот урод!
– Лена! Одного моего знакомого тоже когда-то друг самый близкий возненавидел, а потом в ноги ему упал, чтобы отца спасти!
– Не вижу связи между их дружбой и… и спасением отца! Да остановится кто-нибудь или нет сегодня?! Отвали от меня! Я тебя презираю! Понимаешь! Пре-зи-раю!
– Лена, там дорога! Стой!

Диана вновь рванула подругу обратно и, не зная, откуда силы взялись, притянула к себе.
– Лена, моему сыну форму школьную купить не на что! Мать уже по соседям втихую деньги занимала! Мы же с тобой с одних мест, сама знаешь, какие у нас зарплаты! Да я, если ребенок мой в чем-то позарез нуждается, не то что вип, самой последней… ты не мать пока еще! Не понимаешь! Прости, что говорю так, Лена!

Та посмотрела на нее в упор, сквозь свисающие мокрые волосы, и судорожно вцепилась в свою подругу.
– Твари! Уроды! – рыдая, выкрикивала Лена. – Это они людей довели до такого! Они! Столько классных девчонок стали… Ненавижу!

Крепко обнявшись, они обе навзрыд ревели. Затем, так же не выпуская друг друга из объятий, медленно опустились на землю и сели на мокрый бордюр проезжей части, продолжая реветь. Дождь лил стеной, подруги его не замечали. Не замечали и той грязи, которой обдавали их проезжающие мимо машины, но которую несложно было смыть.
– Пойдем ко мне, – начиная ощущать, что они насквозь промокли, негромко предложила Диана, вытирая мокрое лицо.
– Не-ет… я домой поеду.
– Пойдем.

Уговорить не удалось. Остановилась еще одна попутка. Увидев состояние пассажирки, водитель хотел тоже уехать, но получив тройную цену от ее подруги, готов был везти ее теперь куда угодно.

Чайник вовсю кипел, и Диана только что о нем вспомнила. Наведя двойной крепости чай и запустив в огромный бокал добрую половину лимона, девушка начала отпиваться и немного приходить в себя. Разумеется, до полного восстановления и целого дня не хватит.

– Черт, надо бы деньги в банк все-таки отнести, – сказала вслух Диана часом позже, когда уговорила уже три бокала крепкого чая. – Видон у меня, конечно.
Но даже сейчас она была прекрасна!

Примерно часов около пяти, когда первые признаки «выздоровления» подали надежды на полное, в виде желания хоть что-то поесть, Диана решила выйти на улицу и проветриться. Заодно дойти до банка и решить наконец вопрос безопасности личных накоплений. Погода радовала. Через большие окна играючи заглядывали вечерние лучи позднеосеннего солнца.

Кое-как приведя себя в порядок, уложив в сумочку несколько пачек, девушка вышла на улицу. Было как никогда для осени тепло, и вечерний закат красиво накрывал широкий проспект, живущий бесконечными автомобильными потоками.
Немного постояв, подышав воздухом, насколько это возможно для центральных районов столицы, Диана решила прогуляться пешком. Мысли бежали роем, и всё больше ни о чем.

Даже не заметив, она дошла по одному из главных московских проспектов до нужного дома, что последним располагался внутри третьего кольца. Открыла высокие стеклянные двери банка «Лидер», примерно так тот себя позиционировал среди ведущих российских банков.
В небольшом фойе достаточно тесно, и плотно по посетителям – там располагалась парочка банкоматов, – а внутри самого отделения, хоть и клиентов было много, но очередь шла быстро. Работали все операционисты, ввиду вечернего наплыва клиентов, и на электронном табло под потолком то и дело приятно позвякивало и загорался очередной номер.

– Добрый день! Чем могу вам помочь? – послышался милым голос девушки за небольшой стойкой прямо на входе.
– Я бы хотела открыть счет и заодно заказать карточку, – ответила Диана.
– Вы еще не являетесь клиентом нашего банка?
– Пока нет. Но надеюсь сейчас им стать.
– Конечно! – улыбалась девушка при входе, как и положено улыбаться при появлении клиента. Диана же своим ведь тоже улыбается. – Паспорт у вас с собой?
– Да.
– Пожалуйста, – девушка нажала кнопочку на небольшом аппарате, оттуда мгновенно вылез маленький талончик, указывающий порядковый номер посетителя. – Ваш номер сто семьдесят один. Это быстро. Можете пока вон там присесть.
– Спасибо, – ответила Диана, забирая талон и проходя внутрь помещения.

Действительно, очередь подошла скоро, и табло сигнализировало большими красными цифрами – номер сто семьдесят один.
– Добрый день! – так же вежливо приветствовала посетительницу юная операционистка за стойкой, мило улыбаясь из-за монитора компьютера. – Чем могу быть вам полезна?
– Здравствуйте, – поприветствовала Диана, пока еще чувствуя неуверенность и в теле, и в голосе.

Но это мелочи по сравнению с тем, что она почувствует буквально через несколько минут.
– Я бы хотела открыть счет в вашем банке.
– Пожалуйста. Вы еще не знакомы с нашими продуктами?
– Пока нет.
– Одну минуточку, так, вот, значит, у нас список… подождите… Извините, а вы желаете просто счет открыть или сразу положить средства?
– Хотелось бы… – Диана озвучила сумму, и операционистка смутилась.

Конечно, для банка это не сумма, но для нового сотрудника большая ответственность.
– Извините, я пока новичок и лучше позову другого специалиста. Он вам намного быстрее и доступнее сможет все объяснить. И вы выберете наиболее удобный для вас вариант.
– Хорошо, спасибо, – ничего не подозревая о превратностях судьбы, ответила Диана и спокойно стала смотреть куда-то в сторону.

– Добрый день, – прозвучал низкий мужской тембр за банковской стойкой напротив.

Диану словно током прошибло, но она еще не понимала почему. Медленно повернув голову, чуть не рухнула с ног прямо здесь же.
Напротив нее возвышалась здоровая фигура достаточно упитанного молодого мужчины. На нем, как и на всех сотрудниках, была светлая рубашка, поверх которой галстук, и слева на груди прикреплена небольшая бирка, указывающая фамилию, имя и отчество данного работника банка и занимаемую им должность.
«Муромцев Илья Николаевич» – с ужасом прочитали глаза Дианы и не решались взглянуть чуть выше, дабы определить уже по лицу, он ли это.
И фамилия-то соответствовала габаритам. Молодой объемный мужчина был свеж, выбрит, волос аккуратно уложен, рубашка отглажена.
А этот самый Илья Николаевич как ни в чем не бывало, спокойным тоном, будто никогда не видел стоящую перед ним даму, продолжил:
– Чем могу вам помочь?

«Вот это да! – примерно так сейчас вразнобой шли мысли девушки. – Не «раздевайся, шалава», а «чем могу помочь вам»! Вот это номер!»
А тот продолжал в своей манере.
– Вы хотели открыть счет в нашем банке?
– Д-да… хо-те-ла…
– Давайте я помогу вам выбрать. Вот смотрите… Да, простите, забыл представиться…

У Дианы в ушах даже заложило. Наверно, если бы ей сейчас подсунули платежное поручение на перевод всех средств хоть на Северный полюс, она бы подписала и даже бы не заметила.

Старший специалист какого-то там отдела, как лишь обрывками уловила Диана, крайне уважительно, подробно изложил все плюсы и двойные плюсы разных банковских продуктов, посредством которых можно разместить личные денежные средства. Тут процентная ставка выше, здесь то-то лучше, а тут вообще все самое великолепное.
– Но, честно говоря, – продолжал Илья Николаевич, – я бы порекомендовал вам остановиться вот на этом варианте, – он подчеркнул какую-то строчку в свежераспечатанном листе принтеровской бумаги, – взгляните, пожалуйста, …

Какие строчки?! Они все сейчас прыгали в глазах обалдевшей посетительницы. Мало того что ни голова, ни весь организм еще от вчерашнего перепоя прийти в себя не могли, и тут еще такое!

Кое-как Диана взяла себя в руки, изо всех сил пытаясь обмануть собственный разум, типа этот сотрудник просто не узнал ее, и, боясь поднять глаза, произнесла:
– Значит, этот счет в моем случае будет предпочтительнее, вы считаете?
– Конечно! – предельно вежливо отвечал Илья Николаевич.
– Хо-ро-шо… Давайте тогда его и откроем.
– Отлично! Пожалуйста, ваш паспорт, будьте добры!
– Да, сейчас… А это долго, простите?
– Что вы? Считанные минуты!
– Вот, возьмите.
– Благодарю! Так, значит…

Илья Николаевич деловито что-то пощелкал по клавиатуре компьютера, с нее же запустил нужный документ на распечатку, который большой принтер за спиной тут же ему и выдал, и начал что-то заполнять, пользуясь все той же компьютерной клавиатурой. Было видно, что специалист он высокого уровня, и все продукты банковские знал лучше таблицы умножения, и работал легко, быстро и четко. Более того, он был просто врожденным профессионалом в области общения с клиентами. Его непринужденная манера вести беседу, слегка улыбаясь и ненавязчиво выражая максимум уважения, имела свой эффект. Просто у данной посетительницы были свои причины ощущать минуты вечностями, которые, казалось, никогда не кончатся.

– Ну вот, все готово! – произнес Илья Николаевич. – Держите ваш паспорт. Так, значит, какая сумма будет вами внесена?

Девушка назвала внушительную цифру, и этот важный и приветливый специалист отметил про себя степень солидности нового клиента, но виду не подал. Видимо, у него тоже были свои соображения на сей счет.
– Очень хорошо! – ответил он, аккуратно забирая несколько пачек, снимая с них тонкие фиксирующие резиночки. – Вам хорошо видно?
– Да, – ответила Диана, когда тот развернул к ней счетную машинку и загрузил в нее первую пачку, предварительно быстро проверив на наличие фальшивых купюр.

Обозначенная клиенткой сумма и выданное число на небольшом экране совпали. Сотрудник перемотал пачки купюр обратно теми же резиночками и убрал в выдвигающийся ящик со своей стороны стойки.
– Пожалуйста, Диана Борисовна, вот здесь ваша подпись… так, очень хорошо… теперь здесь… здесь о внесении денежных средств на сумму… здесь… и вот тут. Так, теперь это вам… это вам… и вот это тоже вам. Кстати, у нас сейчас акция: при открытии счета и внесении на него денежных средств свыше миллиона рублей, мы дарим вам… плюс годовое индивидуальное бесплатное обслуживание.
– Что?..
– Это означает, что вам не придется ждать своей очереди, а проходите в другую дверь, вон, видите? Сюда вы заходили налево при входе, а это будет направо, и с вами работает отдельный специалист.
– Гм… наверно… нет… да… это очень хорошо, но я сейчас тороплюсь… давайте в следующий раз обязательно откроем эту дверь… простите, карту… акцию…
– Хорошо, как вам удобно! Еще чем-то помочь могу?
– Нет, спасибо.
– Тогда держите, это ваши документы, пожалуйста, сохраняйте их, по возможности, и не забудьте паспорт. Поздравляю, Диана Борисовна, теперь вы наш клиент! И спасибо за доверие нашему банку! Вы не пожалеете! Всего хорошего, Диана Борисовна!

Ни единым тоном или микровыражением на лице этот сотрудник сейчас не лукавил, или уж тем более не насмехался. Он был вышколен от и до в своем деле и прекрасно знал цену каждому новому клиенту в сфере бизнеса.

Диана неуклюже собрала все свои бумажки в сумочку и спешно направилась к выходу.
– Все удачно? – послышался милый женский голос за небольшой, отдельно стоящей стойкой, где входящим клиентам выдавались маленькие талончики с порядковыми номерами.
– Что?..
– Вас всё устроило?
– А, да. Конечно. Спасибо.
– Всего хорошего!
– Да… До свидания.

Диана еще раз обернулась в направлении той ячейки за длинной стойкой операционистов, и ее взгляд пересекся со взглядом сотрудника, который только что закончил ее обслуживать и собирался уходить, давая какие-то ЦУ молоденькой операционистке. Он вновь совершенно искренне, едва заметно улыбнулся гостье, слегка кивнув напоследок.

– Да-а… – продолжительно выдохнула Диана уже на улице, – ну и ну-у!

Через пару-тройку дней она переедет на новую квартиру, на чем настоял вечно осторожный Руфат, и все в жизни молодой путаны продолжится своим логическим чередом.

А этот самый солидный банковский сотрудник, он же ночной дебошир и нахал Ильюха, продолжал работать, обольщая новых и старых клиентов банка, но также не мог выкинуть из головы столь неожиданную встречу.

Наивно полагать, что между ними рано или поздно что-то разгорится, вспыхнут чувства, страсть аль сама лубовь! Так только в дешевых сериалах возможно либо в одной очень дорогой американской мелодраме, покорившей весь мир. От реальной же жизни это более чем далеко, потому что грязь можно смыть, если очень постараться, но вот след от нее…

– Дин! – весело обратился одним днем Руфат. – Тут двое твоих клиентов аукцион открыли!
– Какой?
– Понимаешь, у них одновременно жены отдыхать уехали, точнее одна – отдыхать, а другая под этим соусом свалила к любовнику в Италию. Это так, для смеха. Случайно узнал. И вот теперь они оба хотят. Тебя! Дней на десять ангажировать. Заказ не маленький, сама понимаешь.
– И что, обе десятидневки совпали?
– Почти. Что делать будем?
– А куда они меня приглашают?
– Первый, как всегда, на Мальдивы…
– А, вон кто это!
– Он самый. А второй чуть поближе, но тоже солидно. И еще он хочет, чтобы ты посетила с ним несколько официальных мероприятий.
– В качестве кого?
– В качестве его избранницы. За это он готов щедро доплатить.
– Я что-то не пойму, Руфат, у него же жена вроде бы…
– Кстати, потому я и узнал о том, что благоверная его летит к своему итальянскому любовнику. Понимаешь, его солидное окружение заметило рога, которые женушка ему наставила. Вот он и хочет умыть и ее, и свое окружение, засветив в обществе такую эффектную женщину. Все должно быть более чем серьезно.
– Оригинально.
– Ну да. Вернется его удовлетворенная, или не очень, а тут на вот тебе, злые языки уже у трапа лайнера: «А не знаете ли вы, уважаемая кобылячья вертихвостка, с какой модельной красавицей ваш рогоносец в обществе светится каждый день? Ох, хороша-то как она!» И всё! У той расстройство желудка прямо у трапа со всеми вытекающими последствиями, а рогоносец вновь на коне!
– Обалдеть!
– Не то слово, Дин.
– Получается, что этот клиент сейчас гораздо выгоднее?
– Не совсем так, Динуля!
– Почему? Сам же только что сказал, что он щедро доплачивает за спектакль. Сыграем, не проблема!
– Другой наш, точнее твой, постоянный клиент сильно огорчился на сей счет. Не привык, когда не выходит получить желаемое. Подавай ему в этот отпуск на острова Диану, и всё тут! Любые бабки, хоть две или три цены!
– Да, домик его на Рублевке поражает размахом даже соседей. И мужичок такой нормальный, вежливый, всегда улыбается.
– А что ему не улыбаться-то? Ты же в курсе, где он работает. – Руфат поднял вверх указательный палец. – Увел у народа лишний десяток миллионов не в деревянной валюте, и улыбайся потом двадцать пять часов в сутки на островах! Вот и не хватает ему для полного счастья…
– Руфат, насколько я помню, вокруг него толпа красивых женщин. Пока я там была пару дней, они просто обзвонились ему. И, видимо, очень близкие, раз не секретарю или кому там еще, а прямо к нему на мобильный.
– И что?
– Какие проблемы? Лететь не с кем, что ли? Да они за такого богатея целым гаремом полетят и не покраснеют!
– А ничего подобного. Ты ему запала, Дин, ты. Говорит, Диана ни с кем не сравнится! Те, мол, такие же, даже хуже, чем она, потому что в любовь дешево играют, сами только и ждут дорогих подарков да конвертиков с купюрами, как бы невзначай. А Диана – женщина открытая и ничего из себя не строит, а честно выполняет свои обязанности. Причем – это его слова, Дин, – очень даже великолепно с ними справляется, душевно, так сказать. Вот!
– И что делать будем?
– Не знаю, Дин. Реально богачи уперлись. Вот я и предлагаю: кто больше даст, пусть второй не обижается.
– Не надо. Уйдут оба. Там амбиций выше макушки. Давай я сама им позвоню и попробую все уладить. Думаю, они ни с кем не договорятся, только со мной. С остальными упрутся, как золотые бараны.
– Ну, попробуй. Кстати, тут твой художник снова объявился.
– Да ты что? Помню его. Милый дядечка.
– Деньги опять принес. Еле уговорил уйти с ними обратно.
– Какие? – насторожилась Диана. – Руфат, я втихую не работаю.
– Перестань! Сейчас смеяться будешь. Он портреты твои на выставке все в один день распродал!
– Какие?
– Такие! Прямо по памяти их нарисовал, во как очарован был. Говорит, сразу раскупили, и он должен поделиться!
– И ты отказывался? – теперь смеялась польщенная Диана.
– Да. Не стоило?
– Я шучу, Руфат. Спасибо!
– Мне-то за что? Тебя рисуют!
– Приятно, черт! Слушай, а в каком виде хоть он меня того… рисовал?
– Вот уж не знаю, Дин!

Диана попробует уладить спор золотых баранов, и все выйдет успешно. Она сошлется не на другого клиента, потому что это обидно, а на то, что ей срочно нужно решить небольшую неурядицу, которую устроил ее шалун и хулиган сынишка. Причем эта версия предназначалась для того богатея, у которого самого рос такой же оборванец, только любое «рванье» его стоило чрезмерно дорого. В результате один подвинул свой отдых, и отдых своей благоверной заодно, по «техническим» как бы причинам, а другой уже распушил хвост в предвкушении райских шалостей. Прибыль от столь удачного соглашения была также двойная, хотя, нет, еще более, ввиду щедрот влиятельных господ относительно обворожительной Дианы.

Тот богатей, что устроил спектакль в высоких кругах для своей изрядно оборзевшей женушки, вообще летал на небесах от успеха. Благоверной его быстро донесли, какая эффектная красавица у ног ее суженого. И как умна, скромна при своей-то красоте. Всё, овца бриллиантовая, можешь собирать манатки с барского двора. Овца пораскинула остатками мозгов, пала в ноги муженьку, вымаливая прощения за непослушание, только не бросай, не лишай дотаций, мол, «моя единственная в жизни любовь»! Богатей был так доволен успехом всего предприятия, потому что он теперь прослыл невероятным секс-символом, что пригласил еще раз на короткий отдых Диану в свою роскошную квартиру в центре Москвы, о существовании которой знали только он и нотариус, и еще раз щедро отблагодарил столь очаровательную путану за ее поддержку в тяжкую минуту жизни.

– Кстати, Руфат, – спросила как-то Диана, когда оба мероприятия прошли на пять с плюсом и дело близилось к Новому году, – а ты не слышал об этой?..
– Верке, что ли?
– Да.
– Слышал. Мой знакомый как-то рассказал. Там же, на Ярославке, на самой дешевой точке и в полной грязи. Я тебя предупреждал, Дин, зря ты кинулась ей помогать.
– Кто знал?
– А тут и знать нечего. Дай кому-нибудь что-то даром, так он же тебе и в морду плюнет. А заставь его дорого заплатить, тогда спасибо скажет, и то – может быть… скажет.
– Мне тут один старый знакомый звонил, ты помнишь его, спрашивал, где найти ее можно.
– А зачем она ему понадобилась?
– Деньги увела у клиента, пока тот в отключке был от перепоя.
– А мы с какого бока?
– Он просто думал, не поддерживаю ли я с ней связи. Что ты так посмотрел, я что, полная дура? Конечно, ответила, что ни видеть, ни слышать о ней не хочу. Он и отстал.
– Пусть по таким вопросам мне звонят, я быстрей объясню. Тут и подстава может быть.
– Какая?
– Всякая. Зацепятся словом за слово на пустом месте, и ты уже должна.
– Хорошо. В следующий раз сразу скажу, чтоб тебе звонили. Ты тогда со своей девушкой отдыхать улетел, я и не стала тебя беспокоить.

Девушка Руфата так по сей день и не знала, кто он в реальности. Для нее этот симпатичный и успешный молодой человек был что-то вроде директора небольшого модельного агентства. Именно потому ее не удивляло присутствие среди его вещей целой пачки фотографий изящных красоток в разных нарядах, вплоть до купальников. Когда в работе особое место заняла некая Диана, Руфат просто сказал даме сердца, что это его главная сотрудница и помощница. Естественно, та и поверила.

– Ладно, Дин, поехали. Нужно тебя очередному клиенту показать. Уж очень заинтересовался еще один денежный мешок.
– Куда едем?
– В ресторан. Он все любит делать спокойно, красиво и со вкусом. Потому для начала пригласил нас в этот райский уголок, куда, даже если очень много денег, просто так, без рекомендаций могут не пустить.
– С деньгами везде пустят. Особенно с большими.
– Ну, в принципе, да. И вот еще что, если я вас покину, мы так договорились, значит, ты ему нравишься и он тебя берет. Либо он благодарит нас за приятный вечер и быстро покидает. То есть мы, под предлогом дел, испаряемся и не мешаем ему отдыхать. Поняла?
– Поняла. Какой культурный.
– Что ты! Я первый раз вчера с ним по телефону поговорил, ну прямо солист Большого театра. Манеры! Слова!
– И что, он уже сегодня хочет забрать меня?
– Нет. Сегодня он просто хочет провести с тобой незабываемый вечер. Он давно имеет всё и всех, потому примитив ему противен.
– Надо же.
– Ну что, едем?
– Поехали.

Вскоре из поездки домой вернулась Лена. Она навестила подругу на новой квартире, они посидели, поговорили обо всем, о чем только возможно, но ни сном ни духом о другом. Как будто и не было того позднего вечера с проливным дождем.

. . .

Незадолго до наступления Нового года установилась на удивление теплая погода. Правда и грязи добавилось соответственно от обильного таяния снега. Неплохо заработав в году минуемом, Диана решила себя побаловать. Она отослала приличную сумму матери, а себе выбрала новый автомобиль, наскоро скинув старый. Эта машина была тоже подержанной, но уже совершенно иного класса и уровня комфорта. И особенно ей пришлась по душе сплошная тонировка на стеклах, потому что подсознательно девушка хотела спрятаться от всего мира.

Узнав о том месте, где теперь работала бывшая подруга Верка, а точнее сказать, пряталась от кредиторов, Диана долго боролась с собой, навестить ее или навсегда выкинуть из головы. Победило первое, и в один пасмурный субботний вечер, когда пробки на дорогах были не так велики, она села за руль и взяла курс в сторону Ярославского шоссе.

Выехав за МКАД, Диана проехала еще несколько километров до одного приметного места. Там на повороте, как бы невзначай, стояла полноватого вида женщина и совершенно никуда не собиралась двигаться, будто ждала какую-то машину. Она их и ждала, и желательно в большом количестве.

Время от времени останавливалась иномарка, опускалось переднее стекло. Женщина подходила, говорила цену на то или на другое, и если клиента все устраивало, потому что остальная мерзость его уже давно устраивала, то она показывала, куда повернуть и сколько еще проехать, дабы выбрать нужный товар.

Заметив в обозначенном месте эту женщину, Диана притормозила перед ней метрах в пятидесяти. Со стороны стоящей у дороги толстушки в затрапезном пуховике никакой реакции не последовало, и чтобы она вообще не приняла остановившуюся неподалеку дорогую иномарку за постороннюю, Диана пару раз моргнула фарами.
– Сам подъезжай, козел! – выругалась указательница путей человеческих низменностей. – И покруче видели!

Диана еще раз поморгала. Она не гордость демонстрировала, а просто не хотела, чтобы та видела, что за рулем не мужик, которому срочно нужен пошлый расслабон.

– Да хоть обморгайся здесь, придурок! – вновь ругалась указательница, но на всякий случай ткнула рукой в сторону, куда надо повернуть, если срочно нужна девочка.
– Наконец-то дошло до тебя, – произнесла Диана и тронула педаль газа.

Узкая дорожка, казалось, может привести только в тупик. Туда и привела. Под тусклый фонарный столб. Изрядно перепачкав машину, Диана остановилась прямо под ним и вытаращила глаза. Она уже столько времени как сама далеко не совершенство человеческой природы, женской в частности, но такое видела впервые. Слышала, но чтобы вот прямо так!

Несколько неприметных темных машин припаркованы по бокам, в них, видимо, сидели парни – на всякий случай, как говорится. По другую сторону того же фонаря толпились молодые девушки, переминаясь с ноги на ногу от холода, постоянно выкуривая одну сигарету за другой и рассылая направо и налево дебильные шутки, часто благой матерщиной. Как только подъезжала какая-то машина, она тут же фарами освещала толпу девиц.

Мгновенно кричала старшая, самая толстая – как та, у дороги, чтобы девочки срочно собрались в правильный порядок, дабы клиенты, не выходя из теплого авто, могли выбрать то, что желали. Девицы выстраивались в длинный ряд, будто на сцене, начинали улыбаться, как могли.

В этот момент как раз выезжала задним ходом машина, в которой был выбран и оплачен нужный товар.

Диана смотрела и не верила своим глазам. Конечно, после того, с чем она столкнулась в сауне, ей казалось, что поразиться чему-то больше будет уже сложно, но не тут-то было. Там хотя бы тепло, под ногами мытый замызганной тряпкой кафель, а не грязная каша из таявшего снега.

– Так, девочки, встали! Встали в ряд, чтобы клиент мог вас получше рассмотреть! – проорала толстая баба, имея в виду машину Дианы.

Девицы выстроились обратно в змеинообразную линию и так наигранно начали улыбаться, что могло и затошнить. Диана начала всматриваться в лица, выискивая нужное. Баба подошла и постучала в водительское окно.
– Выбирайте, уважаемый! – весело дыхнула она свежим алкогольным перегаром в небольшую щелочку. – Сами видите, девочки все, как на подбор! Лучше не найдете за такие деньги! Выбирайте, не пожалеете!

Диана продолжала смотреть и не находила ту, которую искала.
– Вас какая больше интересует, блондиночка, брюнетка? Худенькая или пышечка? – вновь шел перегар в узкую прорезь оконного просвета.

Дальше баба более подробно изложила перечень оказываемых услуг и цены, видя, что клиент достаточно солидный, потому что машина очень приличная.
– Девочки! Девочки! Стоим, улыбаемся! Показываем себя, не стесняемся! Видите, они совсем скромницы, – вновь порция перегара донеслась до восприятия Дианы, – какая вам больше нравится?
– Вторая слева, – максимально низким тоном произнесла Диана.

Баба не поняла разницы в голосе от порядком уже принятого и полного отупения на такой работе.
– Отличный выбор! Это Мальвиночка! Грудь – троечка, зад, бёдра – все, как полагается. Мальвина, два шага вперед!

Перемалеванная обезьяна под биркой Мальвина, подвиливая бедрами, сделала три шага.
– Ну как вам? Хотите, она подойдет сюда, сможете внимательнее ее рассмотреть, пощупать? Тело молодое, упругое, почти невинное! Берите! Могу немного сбросить цену. Но только немного.

Она у нас обычно в апартаментах работает с солидными клиентами, а вот сегодня…

Диана еще раз хорошенько всмотрелась и поняла, что эта Мальвина совсем не та. Видимо, нужная «Мальвина» в эту ночь не вышла на точку.

Неожиданно с правой стороны к шеренге ночных путан подскочила после короткой отлучки еще одна. Тут же, улыбаясь на минус миллион долларов, стала изо всех сил демонстрировать, как она хороша. От перенапрягов даже на пару шагов вперед выдвинулась из общей шеренги. Кто-то ее одернул, чтобы не сильно выделывалась, ведь всем надоело стоять в этой морозной сырости, в страшной перспективе так и не заработать ни копейки за ночь.

– Обалдеть! – вслух произнесла Диана, только теперь признав в этой вертихвостке Верку. – Еще хуже, чем раньше!
– Ну так что, уважаемый, девочку выбрали?! – явно проникающему перегару надоело столь долгое раздумье клиента-тугодума, и баба не оставляла его лишь потому, что других фар пока не появлялось.

«Может, ошиблась? Или действительно она?» – подумала Диана. И заказала вслух, уже не меняя тембра голоса:
– Крайняя справа!
– О! Это наша новенькая!
«Значит, не ошиблась».
– Прекрасный выбор! Лола, покажись!
«Какая, к черту, Лола! Крыса она, а не Лола!» – вновь возмутилась про себя Диана.
– Лолочка! Давай, давай! Повернись! Хотите, она сюда подойдет, осмотрите ее повнимательнее?
– Нет, не хочу, – пренебрежительно ответила Диана, чуть ниже опустив стекло.
– О! Так я думала, здесь мужик! Ну… и это не проблема, платите главное, барышня. Наши девочки все могут, кому угодно кайф доставят.
– Даже черту.
«Совсем ничего святого у этого народа не осталось!» – внутренне взмолилась баба.

Диана потушила фары, и теперь ее саму можно было увидеть через лобовое стекло в тусклом луче света, падающем от фонаря. Лола, она же Верка, присмотрелась внимательно, больше от любопытства, что за урод там так долго выбирает, и вдруг обалдела, когда узнала.

– Ну же, барышня! Определились? Лолу звать?
– Здесь не барышня, а такая же сука и дрянь! – неожиданно резко заявила Диана, включив всю мощь ксеноновых фар, начала сдавать назад, разворачивая машину.
– Ох, ох! – зафырчала баба от обиды. – Что же тебя сюда-то привело, овца? Вали, заказывай мальчиков, они уж тебя отлижут как надо!

– Вот с-сучка эдакая, – желчно выдавила из себя Верка, высказывая все свои мысли по поводу столь завидного положения бывшей подруги.
– Знаешь, что ли, его? – наполовину с бранью спросила девица рядом.
– Ее, – прошипела та, – ну ничего, скоро тебе еще хуже будет, кобыла длинноногая!

Вырулив обратно на Ярославское шоссе и взяв курс в сторону Москвы, Диана ехала и вытирала катившиеся по лицу слезы.
– Что я ей плохого сделала? За что? – спрашивала она сама себя.

Самое обидное было сейчас то, что не получилось главного. Диана давно уже понимала, чем быстрее она вылезет из этого грязного мира, тем лучше. Но у нее одной сил на это не было, ни моральных, ни физических. Ближайшая подруга Лена – душа, но в таком деле не помощник. Хорошо хоть вообще в подругах осталась, а не отвернулась навсегда, на что имела полное право. А вот как раз с той, которая в отличие от самой Дианы испытала настоящую, самую низменную и пошлую грязь на своем теле и в душе, можно было бы объединить усилия и что-то придумать. И забыть затем все это как страшный сон. Ведь теперь у них, у нее, конечно же, есть кое-какие сбережения, средства, чтобы спокойно подумать, как жить дальше. Ведь живут же как-то люди, не вечная же эта полоса неудач, хоть и затяжная. И кому, как не ей, Верке, другу по несчастью, самой попросившей помощи, воспользоваться таким случаем, а не так все опошлять?

Но надежда рухнула, и теперь, пересекая МКАД сквозь многоуровневую автомобильную развязку, Диана даже успокоилась. Она возвращалась обратно в Москву, город мечты любого, кто лишь отдалённо себе представлял жизнь здесь, город несметных денежных потоков и богатств, город невероятной красоты и могущества, и также неземного порока, хоть и сам город вроде бы как и ни при чем.

Теперь Диана на всю жизнь уяснила, что, протягивая кому-то руку помощи, самой можно легко протянуть и ноги.

. . .

Руфату на днях вновь поступил вызов в ту же прокуренную сауну, но он категорично заявил, что никоим образом его девушки там не окажутся. И как его коллега ни уговаривал, все бесполезно.

На свой страх и риск этот же коллега позвонил напрямую Диане и, умоляя его не выдавать, изложил суть вопроса.
«Дианочка! – почти кричал в трубку мужской голос. – Там этот толстый козел хорошие деньги платит!»
– Слава, мне клиенты всегда хорошие деньги платят.
«Ты можешь, только пойми правильно… гм… как бы это сказать… себе все забрать. У меня свой расклад, свои проблемы. Но я – могила… ни-ни!»
– Нет, извини. Я за спиной Руфата работать не стану.
«Ты только не обижайся! И не говори ему, ладно?»
– Ладно. Не скажу.
«Точно не поедешь? Даже если он еще накинет?»
– Думаю, да.
– «Хорошо! Если вдруг… звони сразу!»

«Может, в банке был не он? – подумала Диана, закончив разговор по мобильному. – Брат-близнец? А точно! Не может быть так, чтобы один и тот же человек – там идиот полный, а тут такой… Нет, какой же это близнец? На нем прямо написано было Илья Серг… нет, Николаевич… и все равно, не может».

Ближе к ночи – заказ на нее поступил от этого самого Ильи еще днем – Диана уже не находила себе места. Страшно хотелось узнать, он это или ошибка. Работать она уже точно не стала бы, особенно после тех двух господ, которые недавно на нее аукцион устроили. Как бы мерзко все ни было, но эти люди хотя бы физически чистые, ухоженные и обращаются с ней будто с принцессой, и пусть даже фальшиво. Зато тот оригинал, хамье несчастное! По сравнению с ее клиентами – нищета полнейшая, а наглости и гонора вагон! Но в том-то и дело, что она успела заметить, что если наглости, действительно, было слишком много, то как раз гонора там не наблюдалось. И это лишь усиливало интерес молодой путаны.
В конце концов она не выдержала и подъехала к дому, где жил Руфат.

– Ты совсем с катушек съехала, Дин?! – возмущался тот, спустившись вниз к ее машине.
– Руфат, я тебе говорю, что работать не буду. Мне только взглянуть на него нужно, понимаешь?!
– На кой черт тебе на него смотреть?! Мало тогда, пацаны еле успели вытащить? Я не про расходы, конечно же, если надо, то еще десяток таких амбалов вызовем!
– Руфат, нужно. Правда. Разреши мне туда подъехать. Только взгляну на него и сразу уеду.
– Так он тебя и отпустил.
– Я сама оплачу тех же ребят, чтобы со мной скатались.
– Объясни! Зачем тебе это?
– Не могу.
– Понравился, что ли, тебе этот… как бы его поласковее?
– Считай, что да.
Руфат даже глаза округлил.
– Не совсем в том смысле, что ты подумал, но примерно. Да. Понравился!

В этот момент из подъезда вышла девушка Руфата и недоверчиво посмотрела в сторону Дианы. Та вежливо поздоровалась, и она ответила взаимностью.
– Всё, Руфат, я поеду, хорошо?
– Вы уже уезжаете? – спросила девушка Диану.
– Да. Никак своего начальника не уговорю отпустить меня на ночную фотосессию.
– А у вас они и ночные бывают?
– Бывают, – тихо сказал Руфат.
– За них больше платят, – добавила Диана.
– Вы, наверное, самая дорогая модель, – предположила девушка, нисколько не кривя душой.
– Да, – вновь ответил Руфат, – она самая дорогая.
– Модель… – Диана.
– Дин, я против!
– А я за. Позвоню ребятам и сгоняю. Не выгоняй только меня, ладно?
– Марин, иди домой, я скоро, – сказал Руфат, и его подруга, попрощавшись с Дианой, так и поступила, еще раз окинув модель малозаметным, но отчасти даже завистливым взором.
Когда она скрылась в подъезде, Диана произнесла:
– Хорошенькая.
– Приятная. На мордашку не очень, а так – душа-человечек.
– Очень даже очень, неправда! Ты ее-то, наверно, по салонам красоты не так часто таскаешь, как нас?
– Она их не любит.
– Что ты и ценишь, видимо.
– Видимо.
– Слушай, Руфат. Давай завяжем, а? – вдруг предложила Диана.
– Ты о чем?
– Вообще. Есть ведь уже деньги, заработали. Ты особенно, уж извини, что нос сую. Конечно, хотелось бы больше, но ведь можно и доиграться.
– Можно, Дин. Уже не раз думал об этом, но куда я пойду? Ты можешь легко замуж выйти за обеспеченного бизнесмена. Пока еще красота твоя на самом пике, и мозги у тебя хорошие. Мужики солидные это ценят.
– Ты смеешься?
– А что? В наших кругах тебя знают единицы. Я никогда рта нигде не открою. Вполне в состоянии устроить свою жизнь. А мне куда? Париться с какой-нибудь богатой старухой, как голубь сизокрылый или еще какая птица? Уж лучше так.
– Ты талантливый организатор. Вполне можешь в другом бизнесе себя найти. Деньги есть, придумаешь, куда выгодно вложить.
– Не смеши. В любом бизнесе пахать нужно годами, а тут одна ночь, и куча денег с воздуха… почти. Ладно, Дин, давай мы эту тему чуть отложим. Честно говорю, сам не раз думал, но не сейчас.
– Хорошо. Я поеду, Руфат. Туда и обратно.
– Я был против. Все последствия на тебе.
– Конечно. Я позвоню ребятам, чтобы со мной сгоняли на всякий случай?
– Сейчас сам им наберу.
– Спасибо.

Подъехала Диана к сауне ближе к полуночи. Как раз туда только что подрулил и джип двух амбалов-боксеров, ее старых знакомых.
– Диан, только скажи нам сразу, – спросил один из них еще около машины, – ты работать приехала или как?
– А то Руфат нам объяснил, но мы ничего не поняли, – второй.
– А что он вам объяснил?
– Чтобы и волос с тебя не упал, и внутрь тоже войти. А как это понимать, что-то не врубаемся.
– Ребят, мне нужно посмотреть на одного человека, и сразу же обратно. Тем более, что меня ему сегодня никто и не обещал. Он просил, но это ничего не значит.
– А зачем тогда на него смотреть? На тебя приятно, а на него как-то не слишком.
– Да надо было его прошлый раз конкретно вырубить, и всё! Зря я его лишь слегка погладил. Уж больно наглый!
– Ребят, заходим – и уходим обратно. Окей?
– Окей, Диан, – пожали плечами амбалы, не слишком до конца понимая план действий, и направились в сторону неприметной черной двери в небольшой пристройке.

Звонок внутрь, и вскоре открыл охранник. Он окинул взглядом девушку, воспринимая ее как должное, но слишком красивое для этого места отдыха, а вот амбалы ему доверия не внушали.
– Вам кого? – спросил охранник.
– Девочек заказывали? – спросила Диана.
– Да. Только три кобылы сразу, а не одну, – ответил тот, стараясь держаться как настоящий крутой, ведь за ним была серьезная крыша, как он думал.
– Ты здесь новенький, что ли? – хамски спросил один амбал, аккуратно отводя Диану чуть в сторону.
– А это имеет значение? – спросил охранник.
– Тогда пошел отсюда! – коротким был ответ амбала, и еще более коротким легкий удар в туловище.
Охранник оказался сам не слаб и, отскочив в сторону, согнувшись чуть ли не пополам от боли, быстро перетерпел. На свою голову лишь. Его настиг действительно очень легкий удар. Амбалы были не просто габаритны, а самыми настоящими боксерами-тяжеловесами, которые таким образом подрабатывают на жизнь. Уже в следующие мгновения второй приблизился к геройскому охраннику, и тот даже понять не успел, как словил безмолвный кайф от серии ударов. Теперь он лежал под кустом, и ему было бесконечно «хорошо» от ощущения полета над землей и полного отсутствия чувства собственного тела и сознания.
– Ты его убил?! – в ужасе спросила Диана.
– Нет. Оклемается через часик-другой. Так, немного получше зацепил.
– Ну вы даете! – ответила девушка и со страхом в глазах ступила внутрь.

– Оба-на! – взвопил один урод, будучи уже пьяным, когда Диана прошла по хорошо знакомому мрачному коридору в вонючий холл. – Смотри, Ильюха! Телка та прибыла все-таки!
– Ага, – послышался напряженный голос Ромика, – и те мордовороты тоже. Вон, в коридоре остались.
Илья, только что выпив залпом три четверти стакана водки, грузно поднялся и приблизился к Диане.

– Хотела посмотреть на тебя, Муромцев… Илья Николаевич, – сразу же пояснила Диана цель своего визита.
– Посмотрела? – нагло и надменно спросил он.
– Да.
– И на кой хрен тебе это было нужно?
– Думала, обозналась.
– Что, так на других похож?
– Вдруг это брат-близнец? Один человек достойный, а другой свинья полная.
– Слышь, полегче! – вякнул кто-то из отдыхающих, будучи совсем уже в соплю и пока еще не рассмотрев длинный коридор, в котором таилась серьезная угроза.
– Уткнись! – рявкнул в его адрес Илья и вновь обратился к Диане. – А ты что, если в дорогом шмотье и сама на морду удалась, чище, что ли?
– Нет. Не чище.
– То-то. Купить тебя хочу.
– Я не работаю.
– Совсем?
– Здесь и с такими, как ты.
– А раньше? В тот, самый первый раз?
– Сама не знала, куда вляпалась. И боялась, что ты поуродуешь меня, если откажусь.
– Потому теперь с громилами ездишь?
– И поэтому тоже.
– Я их не боюсь. Даже если они меня заживо закопают, мне без разницы, поняла?
– Еще в прошлый раз. Поехала я.
– Я купить тебя хочу!

– Слышь, брателло! – выкрикнул из коридора один из амбалов, начиная приближаться. – Дама сказала, что не работает! Непонятно, что ли?
Илья вышел ему навстречу и уверенно заявил:
– Непонятно!

Диана резко вмешалась, да и мужики были не окончательно тупы. Недолюбливали друг друга, но выражали некоторую степень даже уважения. Потому кромсать кидаться никто не торопился. Успеется, если что.
– Ты круто поднялась, я вижу, – сказал Илья Диане, – солидных богатеев обслуживаешь. Их финансовые возможности мне по работе очень хорошо известны. Но у меня есть бабки. Сколько ты стоишь? Полтинник, сотка, ведь не меньше, нет?
– Не меньше.
– Тогда какие проблемы? Грязно здесь? Скажи, я люкс сниму сейчас же!
– Не надо люкс. Нет, сказала, и всё!
– Ильюха, да пусть катится к чету отсюда! – выкрикнул сообразительный Ромик. – Ну ее куда подальше! Сейчас других телок подвезут, и расслабимся по полной!
– Помолчи, Ром! …Может, хоть выпьешь со мной?
Диана подумала и неожиданно согласилась.
– Давай.
– Только у нас водка.
– А стакан одноразовый найдется, к которому никто из вас не прикасался?
– Вон, в том пакете, продавщица в магазине укладывала. Ромик, дай пакет.
– Я сама возьму, – произнесла Диана и аккуратно достала из указанного пакета пачку запечатанных пластиковых стаканчиков.

– Черт, а нормальная девка, а! – подскочил Ромик, кинувшись разливать по стаканам. – Своя!
Другие также присоединились, правда, двое не очень-то сейчас понимали, к чему именно, ввиду уже приличной степени опьянения.

Диана предпочла ни с кем не чокаться и залпом выпила налитых полстакана, проигнорировав реплику в свой адрес одного из амбалов. Теперь она зажала крепко рот ладонями и пока что не могла дышать. По обеим сторонам стояли мордовороты, думая, либо силой ее уволочь отсюда, либо подождать, пока дуреха сама наиграется. В том, что ее никто не рискнет здесь и пальцем тронуть, они были уверены, и сам Илья больше их не раздражал. Они приметили в нем остатки достоинства, хоть и полностью утопленного в спиртном и разврате.

У девушки вмиг повело крышу, и разум заодно, судя по следующему вопросу, когда в неохраняемую входную дверь вошли несколько вызванных проституток.
– Можно я немного посмотрю? – спросила она Илью. – Со стороны.
– Ну, посмотри, – хмуро ответил он и подошел к прибывшим девицам. – Куртку сняла!
– Чего? – деланно переспросила проститутка, изо всех сил пытаясь скрыть страх.
– Разделась, я сказал.
– Совсем, что ли?
– Частично пока.
Та частично разделась.
– Ромик, тебе нравится? – выкрикнул Илья.
– Не… мне та, что за ней, больше по кайфу! У нее размер какой?
– Тебя спрашивают, – рявкнул Илья на проститутку. – Размер у тебя какой?
– Первый.
– Ромик, эта получше будет!
– Да черт с ней, выбирай сам! Сейчас еще накатим, и без разницы, доска или шпала!
– Ладно! Где там ваш уродец? – спросил Илья о сутенере.

Уродец осторожно приблизился, он ведь не понимал, что эти амбалы здесь вообще посторонние, а до характера Руфата ему было очень далеко.
– По двести за штуку, браток, – неуверенно произнес сутенер.
– Чего? Ты обалдел? Какие двести? По сотке максимум! Понавез кобыл, а цену ломишь, как за профи!
– Нормальные телки, давай по сто пятьдесят.
– Ромик, оплати ему! Вон, деньги возьми в моей барсетке, а то я и сорваться могу.

Диана поправила сумочку на плече и, уходя, спросила Илью:
– И каждый день ты так?
– Почти, – хмур, как всегда, оставался он.
– В банке тоже каждый день?
– С обеда.
– Не противно?
– Не твое дело. Вали, раз собралась.

Продвигаясь на выход, Диана на миг задержала взгляд на циничном выражении лица одной из путан. Та, видимо, приняла ее за богатенькую женушку паскудника муженька, что прибыла сюда с охраной и застукала кобеля на месте, и потому ехидно съязвила:
– Присоединиться не желаете?
– Иди, – кивнула в сторону заляпанного стола с водкой Диана, – сейчас тебя присоединят. Не пожалеешь.

Амбалы с вип-путаной уехали, охранник пока еще «спал» в кустах, внутри сауны бесы веселились. А Руфат наконец выдохнул, когда Диана ему позвонила и сообщила, что все в порядке, посмотрела.

Но с этого дня в голове девушки что-то окончательно перевернулось. Теперь она замкнулась в себе, мало с кем общалась, хоть и до этого была не слишком общительной. А внутри все рвалось на части. Ей хотелось кричать на весь свет, чтобы кто-нибудь схватил ее сильной рукой и, хоть за волосы, но вытащил из этой помойной ямы, в которой она тонула и тонула. Нервы гуляли вовсю, она стала позволять себе их демонстрировать даже своим вип-клиентам, нисколько не боясь, что ее выгонят прочь или как следует накажут. И хорошо бы, но те лишь еще больше ею восхищались и щедрее становились.

Примерно дня через три после ночного визита в сауну Диана не выдержала и уверенной походкой вошла в отделение банка, где не так давно открыла счет.
– Добрый день! – как всегда, приветлива сотрудница на входе. – Чем могу вам помочь?
– Муромцев Илья Николаевич.
– Он, простите, обслуживает вип-отдел.
– Я тоже вип-отдел… обслуживаю, – заявила посетительница. – Позовите, пожалуйста.
– Хорошо, конечно, сейчас!

– Здравствуйте! – был предельно вежлив совершенно другой, и абсолютно тот же человек. – Чем могу помочь?

Диана посмотрела на него внимательно и даже усмехнулась. Лаковые туфли, идеально отглаженные брюки, чистейшая рубашка, галстук, аккуратно уложен волос, и запах дорогих духов приятно воспринимался как логичное всему завершение
– В прошлый раз вы обещали мне золотую карту.
– Платиновую, – поправил Илья Николаевич.
– Тем более.
– Пойдемте, я с удовольствием всё вам оформлю.
– Илья Николаевич, – тут же спохватилась сотрудница при входе, желающая напомнить, что у него вип-зал в обслуживании.
– Танечка, она тоже вип, – вежливо пояснил он, – и очень дорогой. Идемте, Диана Борисовна! – он даже отчество ее помнил в силу своего профессионализма.
– Ох-хре-неть, – тихо усмехнулась Диана Борисовна.

Пока Муромцев оформлял все необходимые документы, Диана открыто, а не как в прошлый раз, не чуя ног под собой, рассматривала его. Она смотрела, и что-то внутри нее закипало, заводилось, бурлило через край. Ей хотелось неожиданно схватить все эти важные банковские бумажки и от отчаяния швырнуть что есть сил ему в физиономию. Ладно она, порочная дрянь, но он, он, такой солидный, такой важный, успешный, совсем еще молодой мужчина в полном расцвете сил, и!.. И.

Не выдержав, Диана все же схватила какой-то документ, но, так и не решившись, положила его обратно. Позабыв паспорт, она быстро вышла на улицу, немало удивляя всех присутствующих посетителей и сотрудников банка.
Кроме одного.
– Илья Николаевич, может, попробовать?.. – спросила молоденькая операционистка, для которой тот был непререкаемым авторитетом, а о ночных его выходках никто здесь не мог и догадываться.
– Не нужно, Людочка, – спокойно ответил Муромцев, продолжая заполнять необходимые формуляры.

Тем временем Диану охватил шок, и она села на высокий бордюрный камень, огораживающий по периметру клумбу рядом с банком, не обращала внимания ни на что сейчас и ни на кого. Слезы хлестали временами из глаз, но девушка не плакала при этом. Сильный леденящий ветер трепал ее красивые волосы и обжигал лицо. Погода была дрянной, слегка морозной, и шел мелкий дождь со снегом.

– Пожалуйста, ваша банковская карта, Диана Борисовна!
Она подняла глаза и увидела перед собой все того же ночного наглеца, в накинутом поверх пальто, держащего документы, аккуратно уложенные в прозрачную папку.
– Пока временная, но уже через три-пять дней будет готов оригинал. Вам позвонят и пригласят для получения.

Диана медленно поднялась, дрожа от холода и нервного напряжения, взяла трясущимися руками папку с документами и, еще раз посмотрев на это чудо человеческой природы, хотела пойти к своей машине.
– Всего хорошего, Диана Борисовна!

Она резко развернулась и почти закричала ему уже в спину:
– Как?! – даже шум широкого проспекта не мог сейчас заглушить ее крик отчаяния. – Как такое возможно, урод ты несчастный?!

Урод обернулся и спокойно посмотрел в адрес ненормальной клиентки банка. А что поделаешь, сейчас она клиент.
– Почему?! – вновь прокричала Диана, поправляя полностью промокшие волосы и смахивая слезы с каплями дождя на перекошенном от боли лице. – Как ты-то мог опуститься до такого?! Ты! Явно москвич! Успешный, солидный! Крутая работа, деньги, уважение! Черт бы со мной, я дрянь и шлюха! Ничем не лучше тех, которых ты оптом сторговал тогда ночью! Мне сына кормить нужно, потому что я молдаванка приезжая! Может, это и отговорка, но я не выдержала, упала, а встать до сих пор не могу! Но что тебе, козлу проклятому, не хватало?! Ты должен любить! Быть любимым! Детей растить и радовать их тем, что у них такой отец! Как?! Почему? Я ненавижу тебя, вас всех, мужиков! Не-на-ви-жу!

Совершенно неожиданно спокойный, полный достоинства мужчина вдруг превратился в совершенную свою противоположность. Лицо резко искривилось болью и теперь выражало лишь омерзение. Он с силой рванул на себе галстук и тут же швырнул его в грязь. Достал сигареты, но от приступа бешенства не смог даже извлечь хотя бы одну, не то чтобы прикурить. Смяв, как и галстук, швырнул пачку в ту же лужу, в вечернем свете поблескивающую от приземляющихся ледяных снежинок.
– Был! – заорал он, пугая поджидающих автобус пассажиров на остановке, которая располагалась напротив банка. – Слышишь, овца ты безмозглая?!
Его лицо налилось кровью, глаза выражались неконтролируемым бешенством.
– Это я вас ненавижу! Всех баб! Всех! Вы все циничные и продажные твари! Вам чуть больше денег на горизонте засияет, и вы уже бежите туда, прямо на ходу раздеваясь!

Диана хотела что-то выкрикнуть в ответ, но…
– Молчи! Ты! Язык почему-то не поворачивается назвать тебя, как того заслуживаешь! Я был любим! Был! И любил до потери чувств! Но она такая же, как ты, шлюха оказалась! Все у нее было! Все! Я с нуля поднимал все то, что имею! Такой же приезжий, как и ты, только постарше! Все было у этой твари, а она по мужикам пошла, пока я по банковским филиалам по всей стране мотался! Ей один урод лапшу навешал, что он олигарх, она тут же в его кровать прыгнула! И только надо мной смеялась, какой я неудачник!
– Но…
– Заткнись! Мне плевать на нее! Долго мучился, но теперь точно плевать! Но малыши мои! Одному девять и другой шесть! Их мне даже не дают! На вон, папаша-урод, пару раз в месяц на часок-другой! Погулял – и проваливай отсюда! Я и денег зарядил на адвокатов, а все коту под хвост! Она таких заяв понакатала, еле выкрутился! И дети мои теперь в постелях с чужими мужиками! Тех козлов их принуждают па-па-ми называть! Я спать по ночам не могу, потому и… Убить хотел, но ее не смог! А любовников проклятых всех, один черт, не перебьешь, хотя одного когда-нибудь точно своими руками закопаю! Слова «па-па-а» я вообще слышать не могу, тошнит до выворота! Так что вали к черту отсюда и не приближайся лучше ко мне! Вам всем место в этой поганой сауне! Всем!! Это я вас всех ненавижу, слышишь, ты?!.. Я!
– Мать, дочь, сестра? – вдруг более спокойно произнесла девушка.
– Не надо путать божий дар с!.. И не строй из себя такую умную! А даже если и так, то их будут ненавидеть все те, кто не является сыном, отцом или братом! Шагай! – затем он резко изменил интонацию: – Будет готова ваша карта, вам сразу же позвонят, Ди-а-на Бо-ри-сов-на!

Как ни странно, но Диана, выслушав весь этот ужас, в некотором смысле даже успокоилась. Ее продолжало колотить, но она приблизилась к бешеному зверю, который нагнулся и поднял из лужи смятую пачку, пачкаясь, но не обращая внимания. У него самого вибрировали руки, и он с трудом смог прикурить уцелевшую сигарету, жадно затягиваясь, обжигая пальцы. Его лицо теперь было мертво-зеленого оттенка, встреть такого, когда светло, в обморок от ужаса рухнешь.

Диана стояла почти в упор и просто на него смотрела. Глубокими нервными затяжками выкурив наполовину сигарету со скоростью пылесоса, он тут же прикурил другую.
– У меня есть несколько свободных миллионов, – произнес Илья немного тише, – рублей, конечно же. Я хочу купить тебя. На неделю-другую. Куда-нибудь слетать в приличное место. Неужели этого не хватит?
– Я с тобой не полечу, – негромко ответила Диана, слова которой частично можно было разобрать лишь по посиневшим губам на порывистом ветру.
– Что, выбор так велик?
– Хватает.
– Ну ладно. Я, конечно, не такой богатый, как те, которых ты ублажаешь, но неужели совсем не могу себе позволить такую?

Диана снова устремила на него нарочито спокойный взгляд. Немного подумав, отвечала тоном, в котором открыто слышались нотки упрека, если даже не издевки:
– На недельный отдых со мной тебе хватит триста тысяч, плюс цена за дорогой тур. Абы куда я не полечу. Только с тобой, Илья Николаевич, я вообще никуда не полечу.
– Твою-то!.. – выругался Илья и, злобно швырнув недокуренную сигарету, быстро стал удаляться в сторону дверей банка.

Диана же, добредя до своей машины, села и включила на всю мощность печку. Ее колотило так, как еще никогда в жизни не колотило.
Тронуться она смогла лишь минут двадцать спустя.

. . .

Диана не помнила, как прошли последующие дни, и едва могла восстановить в памяти, как миновали новогодние праздники, во время которых она сильно заболела, порядком промерзнув тогда на морозе и дожде.

От работы девушка пока отказывалась категорически, финансово могла себе это позволить. Ее разум судорожно искал другие пути продолжения жизни. Как только выздоровеет, собиралась тут же лететь домой, забрать сынишку и после искать работу. Пусть там платят несравнимо меньше, нежели она имеет сейчас за один свой выход, но… Но.

Помимо всего прочего, Диану очень тянуло к Илье, как бы странно то ни выглядело. Ни о каких проявлениях симпатий там и речи не шло, повод был другой. Они оба утонули по уши в жути одного и того же болота, только по разные стороны. Диана жестоко ошиблась в проститутке Верке, надеясь, что та имеет, как любой нормальный человек, сильнейшее желание стать снова человеком, а не оставаться грязным животным. Но Верку эта жизнь устраивала, потому что по природе своей она была именно такой. Есть разные виды проституток. Обычные, о которых здесь идет речь. Политические, которых все знают и именно за это и презирают. И проститутки по жизни, независимо от пола. Вот именно таковой была Верка, и лишь затем – по вполне логично выбранной профессии.

Но Илья, как чувствовалось Диане, хоть она ужасно его боялась, – то было совсем другое. Не просто так он сам, изнутри, от израненного сердца сходил с ума и ненавидел теперь все женское общество, а себя самого еще сильнее. При всей его мерзопакостности, чем саму Диану удивлять было уже поздно, в нем оставалось что-то живое, отчасти даже достойное. Ведь не стал же он ее в первую встречу бить, когда она оказалась в той грязной сауне. А мог. Обычно так и происходит. Много что этот буйвол позволил себе, много граней морали и аморальности переступил, но последнюю грань, за которой человек уже не человек, а монстр, которого надо просто уничтожать физически, не стал. Да, в первый раз он… но и не так, как она ожидала и чего боялась. То было в первый раз.
И чувствуя лишь интуитивно, где-то на подсознательном уровне, эти тончайшие ниточки, за которые можно попробовать ухватиться, Диана снова сама себе не отдавала отчета в том, что делает. Вместо того чтобы лететь за сыном по выздоровлении, опять отправилась в банк, не имея даже примерного плана в голове, что говорить и о чем.

Но в банке ей не удалось найти того, кого искала. По неизвестным причинам Муромцев Илья Николаевич был переведен то ли в другое отделение, то ли вообще перешел в другой банк. Специалисты такого уровня всегда высоко ценятся в данной кредитно-финансовой системе.

Получив наконец свою платиновую карточку, Диана поинтересовалась, где можно найти того сотрудника, который в конце прошлого года устроил невероятное шоу прямо на улице, что даже остальные служащие смотрели на эту картину через огромные окна, открыв рты. Ей вежливо ответили, что это конфиденциальная информация и банк ни при каких обстоятельствах предоставить ее не может.

Диана была человек действия, но, что делать теперь, пока не представляла. Часто новую жизнь начинают с понедельника. Если неудачно, то с первого числа следующего месяца. Девушка была не исключением, но все попытки были плачевными. А теперь, в силу сильнейшей простуды, за весь январь наступившего года она ни разу не вышла на работу. В глубине души боясь даже надеяться, что, может быть, судьба начала с первого января эту самую новую жизнь. И в то же время она верила. Хотела. Ждала счастливого случая, невероятного совпадения, после чего можно будет приехать к дому Руфата, швырнуть ему в лицо все свои фото для клиентов, от души поблагодарить за совсем не скотское отношение к представительнице скотской профессии – и послать к чертям собачим навсегда! Да, это не гарантия успеха на всю оставшуюся жизнь, но больше она точно на эту дорогу не встанет. Никогда!

Диана не знала, что именно искала, но искала изо всех сил. Она не спала ночи напролет, мечтая, что вскоре купит себе дешевенькую квартирку в ближайшем Подмосковье, наймет няню, будет каждый день ездить на приличную работу, потому что любая работа, не связанная с продажей собственной души и тела, уже приличная, а вечерами ее будет встречать повзрослевший Димулька, радуясь, что мама пришла домой. Это сейчас было для Дианы сказкой, раем, а не наивными мечтами глупых девиц о принце и неземной любви.
Но что делать, она пока не понимала, потому делала совершенно, на первый взгляд, неразумные шаги.

– Добрый день! – поприветствовала Диана опять нового охранника все той же старой сауны, когда тот открыл черную железную дверь.
– Тебе чего?
Она даже замешкалась.
– Я, по-моему, поздоровалась.
– И чего?

На вид охраннику было лет тридцать. Морда квадратная, но глаза профессора из морга, здоров в ущерб уму. И невероятно сильно набиты кулаки. Видимо, опять боксер или каратист какой великий. Учитывая недавний случай, хозяева решили ужесточить рамки приема на работу.
– Здесь сейчас кто-то отдыхает? – стараясь держаться спокойно, спросила Диана.
– А тебе какое дело? – отвечал «культура».
– Я по вызову, – сама для себя неожиданно ответила девушка.
– Че-го?.. – у него даже шея в резинку вытянулась.
Диана лишь выдохнула.
– Чего-то ты слишком хорошо одета для этих… по вызову.
– Слушай, – уверенно заговорила Диана, – не твое собачье дело, как я выгляжу! Ты за полжизни не заработаешь, чтобы меня оплатить даже на одну ночь. Но здесь я не для того, чтобы собачиться. Мне нужен один человек!
Охранник выслушал, хотел прервать, типа, ты на кого тут пасть открываешь, мы пуп земли, но не мог, потому что девушка излагала суть проблемы быстро. А когда изложила, то уже выступать не хотел: чуть ли не в пасть ему была впихнута пятитысячная купюра.
– Вот так, Шварцнегер! Позвонишь мне по этому телефону, когда тот человек здесь появится! Получишь еще понял?
– Ну…
– Чего?
– Понял, – спокойно ответил крутой сторож пьяных тел, разглядывая деньгу.

«Умен» охранник был невероятно, но жаден еще больше. Как не предупреждали его друганы, затея может быть подставой, он все же позвонит, когда искомый персонаж прибудет в сауну водку пить и кости парить.

Одним вечером приехала подруга Лена, новую квартиру она до сих пор не видела, и ввиду того, что у нее в этот день был день рождения, подруги организовали маленький сабантуй. Лена была человечком очень чистой души, потому тогда так и среагировала на крайне неприятную для нее новость о роде деятельности Дианы. Большинство, возможно, давно бы уже такое положение вещей восприняли как минимум нормально. Но единственная подруга к этому большинству не принадлежала. Они обе дорожили друг другом с самого детства и, так же обе, боялись вот так, в одночасье, все потерять.
– Я заезжала к тебе на работу с утра, – продолжала разговор Диана, заканчивая мастерить на кухне праздничный ужин, – но не нашла.
– Отпросилась на сегодня, а телефон потух без зарядки. Ты же знаешь, я вечно все забываю, вот и зарядник, на радостях.
– Я тоже. Потому автомобильный всегда в машине держу.
– Ну, у меня машины нет. Что ты посмотрела так? Я не прибедняюсь. Просто боюсь до ужаса, как здесь ездят. Это ты у нас смелая.
– Я тоже боюсь, – неоднозначно ответила Диана, оборачиваясь.
– Но ездишь, – будто упрек был со стороны Лены.
– Я много чего боюсь, Лен.
– Но делаешь, – теперь уже открытый.
– Уже нет.

Диана развернулась от плиты в сторону сидевшей за столом подруги и посмотрела той в глаза. Взгляд Лены был каверзно-вопросительным.
– Нет, Лен. В этом году чиста, как…
– И?..
– Зарекаться только боюсь, – тихо добавила Диана.

Вечер был теплым, тихим и дружным. Закончился поздней ночью, после чего Лена осталась у Дианы до утра.

А на следующий день, ближе к ночи, долгожданный звонок.

– Стой! – упредил желание пройти внутрь все тот же охранник.
– Что? – спросила Диана.
– Деньги вперед.
– Сейчас… держи.
– Надо бы еще накинуть?
– Хорошо. Вот.
– Смотри, не считаю!
– А умеешь?
– Не хами, а то передумаю.
– Так рискни, бобик! – неожиданно завелась Диана.
– Ладно, проходи.

Диана прошла вовнутрь, с неприятным чувством посмотрела на начало длинного полумрачного коридора, в конце которого уже орала музыка и гремели бутылки.
– Стой! – вновь остановил Диану охранник, догоняя после того, как запер дверь.
– Чего?
– Я это… ну, чтоб клиенты ничего лишнего не подумали. Попала-то ты как сюда?
– Гуляки баб уже заказали?
– Вот и я об том. Подходил недавно этот, шустрый такой, мелкий, сказал, чтобы я позвонил и вызвал пару-тройку штук.
– Вот на то и вали.
– Стой! – вновь остановил он девушку, когда та в сотый раз пыталась пройти внутрь.
– Ну чего?
– Сумочку здесь оставь.
– А колготки не снять?
– Да не трону. Черт знает, что у тебя там. Шлепнешь кого, а мне потом проблем на голову.
– На голову у тебя их точно никогда не будет. Отвали! – Диана уверенно пошла внутрь.
– Зараза! – прошипел охранник вслед, добавляя брани.

– Оп-па! – тут же раздался мерзкий голос одного из отдыхающих. – Смотрите, мужики, кого привезли по заказу!

Илья, сидя на диване, будучи снова прилично пьян, что-то выискивая в телефонной книге мобильника, медленно поднял глаза и не поверил.
– По вызову вам сейчас доставят! – ответила Диана.
Все присутствующие переглянулись, не зная, как реагировать. Один лишь Илья сидел и не отрывал от вошедшей девушки удивленных глаз.
– Водку будешь? – спросил Ромик тихим голосом.
Диана не ответила, а продолжала так же смотреть в глаза оторопевшего Ильи.
– Мужики, давайте выпьем, пока они странно так общаются, – предложил Ромик, и звон рюмок отозвался эхом по холлу.
– Что, решила согласиться? – глядя исподлобья, наконец спросил Илья.
– Нет. Совсем отказаться… решила.

Вновь воцарилась продолжительная пауза. Кто-то прикурил, кто-то еще налил. Один парень выплыл из парной и хотел пройти в бассейн, но, увидев сию картину, остановился и не знал, что сказать. Он узнал неожиданную гостью и не мог понять, что она здесь делает и где ее амбалы-мордовороты.

– Круто заработала? – вновь спросил Илья, по-прежнему не отрывая взгляда.
– Пока хватает, – ее ответ был тихим.
Очередная пауза оказалась короче первой.
– Иди, хоть присядь со мной рядом, – предложил Илья, двигаясь и протирая дерматиновое покрытие дивана, – это-то мне не так дорого обойдётся?
– Бесплатно, – ответила девушка и приняла предложение.
Илья неожиданно усмехнулся себе под нос.
– Ты чего? – спросила она.
Он медленно повернул голову вбок, прошелся взглядом по ее волосам, плечам, руками.
– Твои духи круче водки мозги прошибли, – тихо объяснил он причину своей усмешки.
– Переборщила?
– Наоборот. Только вот так, когда совсем, чувствуются. Очень дорогой аромат… водку будешь?
– Буду.
– Витек! – рявкнул Илья так, что Диана чуть не подпрыгнула, басок-то у здоровяка соответствовал его габаритам. – Стакан одноразовый сюда! А лучше сумку целиком, сам достану!
– Момент, Ильюха!

По ответу Витька стало понятно, что Илья давно здесь все и всех подчинил себе и восседал теперь, словно падишах, на пьяной куче дерьма.
Разлили по стаканам, все потянулись чокнуться с падишахом, но тот их отверг и поднес свой стакан ко рту.
– Чего не пьешь? – спросил он Диану.
– С силами собираюсь. Ты же, как себе, налил.
– Черт.
– Что?
– Отодвинься, а?
– Сорваться боишься?
– Не сорвусь.
– Потому и не боюсь сидеть рядом.
– Понимаю тех богатеев, что сотни тысяч, как копейки, за тебя швыряют.
– Швыряли.

Илья вопросительно посмотрел на девушку, так и не донеся сорок градусов до рта сантиметров десять.
– А что ты так им завидуешь? Когда-то ты сам… один раз… уже был… со мной.
– Лучше б не был, – словно скороговоркой выговорил Илья и опрокинул содержимое стакана в глотку.

Вскоре привезли ночных путан. Но Илья всех удивил. Он швырнул сутенеру за пустой прогон и с бранью выгнал всех прочь, обломав кайф своим пацанам.
Но те не обиделись. Они не обиделись, когда он и их чуть не выгнал, почти вежливо попросив взять бутылки, сигареты и закуску и переместиться в более тесное помещение, где располагался бассейн. Загремев пакетами и посудой, парни перебазировались на высокий кафельный подиум, который окантовывал водоем с холодной мутной водой. Там они устроились, и их разговор пошел гулом и базаром, то и дело доносящимся одним и тем же: «Давайте, пацаны! За нас!», – после чего эти самые пацаны кряхтели и охали.

– Давно работаешь-то? – спросил Илья, наливая очередной стакан.
– Я больше не буду пить. Не могу.
– У меня пиво есть, будешь?
Диана усмехнулась.
– Сейчас, подожди. Витек!

Витек как штык уже стоял.
– Чего, Ильюх?
– Охранника позови!
– Ван-сек!

Явился вызываемый.
– Слышь, браток, тут магазинчик круглосуточный неподалеку. Сгоняй за бутылочкой хорошего вина, а? Только возьми самого дорогого, вот бабки!
– Я не могу, мне нельзя.
– Это ей нельзя, а тебе можно! – хмурился Илья. – Сгоняй, я сверху нормально накину.
– А он уже от меня за сегодня неплохо получил, – вдруг произнесла Диана.
– Чего?!
– Чтобы позвонил, когда ты здесь будешь. В банке-то тебя уже нет.
– И сколько?..
– Не важно.
– Слышь, хмырь, ну-ка, пойди сюда! – Илья начал грозно подниматься.
– Не надо, я прошу, – хватая его за руку, произнесла Диана, – я сама столько предложила для надежности.
– Хмырь, пулей за вином, слышь? Я сказал – пулей!
Охранник умчался, даже забыв спросить денег, и вскоре на той же инерции вернулся.

Теперь боров продолжал пить водку, а девушка потягивала вино. Но после уже принятого оно так же быстро начало сносить ей голову. Но не разум.
– Так ты давно работаешь? – вновь спросил Илья, улыбаясь тому, как в комнате с бассейном кто-то, не рассчитав свои возможности, в него опрокинулся прямо с бортика, а когда вынырнул, костерил почему-то власть и конкретных ее олицетворителей.
– Не очень, – тихо ответила Диана.
– И что, решила завязать?
Девушка не ответила, но по ее лицу Илья понял, что решила.
– А чего еще годик-другой не хочешь? Деньги-то тебе серьезные отваливают, и один черт уже…
– Увязнуть боюсь.
– Тоже верно.
– Ты сам-то – ушел из банка?
– Перевели.
– Далеко?
– Повысили.

Как ни странно, но хоть Илья и пил, особо при этом не хмелел. Казалось, что сейчас он даже трезвее, чем примерно час назад, когда здесь появилась Диана.
– Что-то не пробирает, – жаловался он, – опять паленая, что ли?
– Пивом разбавь, – шутила его собеседница.
Тот выразительно на нее взглянул.
– А когда эти гаврики до тебя домогаться начнут, я-то уже в отключке буду, куда побежишь? Насколько я понял, сегодня твоих мордоворотов с тобой нет.
– Нет.
– О, кажется, зацепило. Что-то в глазах аж повело
– Это друг твой в парную проплыл, покачиваясь.
– Его-то я заметил. Надо еще добавить. Посиди пока, я тоже в парную забегу.
Илья грузно поднялся и пошел парить кости.

– Ну чего, Ильюх, ломается? – спросил изрядно пьяный Ромик.
– Саму ломает, – ответил тот, взбираясь на самый верх, где жар покрепче, и, устроившись, добавил: – как и меня, в принципе.
– А я думал, ты ее обрабатываешь.
– Пытался.
– Ни в какую?
– Слушай, Ромик, достали вы меня все!
– Чего это с тобой?
– Не обижайся. Ты – друг, а эти – тьфу! Хотя, знаешь, друг другом, а завязывал бы ты с такой жизнью. Вон, уже дня без стакана не можешь!
– А ты можешь? Только тоже не обижайся.
– А я всё.
– В натуре, что ли?
– В смысле, уже на краю. Утром просыпаюсь, сразу выпить хочется. Еле-еле на работе до вечера дотягиваю и всех клиентов проклинаю. Это край, Ром. Еще чуть, и дальше пропасть.
– Ладно тебе, Ильюх! Какие наши годы?
– Как раз, – ответил Илья и, не став париться, пошел обратно.

– Быстро ты, – произнесла Диана, когда бугай вновь сел с ней рядом.
– А с какой целью ты приехала?
– Даже не знаю.
– Ну, я так и подумал.
– Правда, не знаю. Чувствовать чувствую, а словами объяснить никак.
– У тебя сын, ты вроде говорила тогда, около банка?
– Да.
– В Москву когда-то на заработки приехала?
– Приехала.
– Кинули?
– Ага.
– А другие потом обработали.
– Примерно так. Но я не жалуюсь. Как уж вышло.
– А муженек-папаша что, не помогает?
– Помог однажды. Неделю отлеживалась от побоев. Потом добавил. Можно мне еще вина?
– Конечно.

Диана саданула сразу стакан, хотела выговориться, рассказать все то, что было в прошлой, проклятой семейной жизни, но неожиданно передумала и закрылась. Через пару минут взаимного молчания хотела уйти, подумав, зачем все это нужно этому человеку? У него самого проблем почище, чем у нее, наверно. Что их объединяет? Что связывает? Грязь? К сожалению, да. Только грязь. Больше ничего.
– Давай, может, чем-то помогу тебе? – неожиданно предложил Илья, видя, что Диана собирается уходить.
– Я не за этим.
– Садись обратно, – начиная что-то лихорадочно соображать и удивляясь самому себе, вдруг совершенно трезво заговорил Илья. – У нас новое отделение банка открылось, куда меня перевели. Я-то сам временно назначен, потом, как только коллектив подберу, работу налажу, другое возглавлю. Если не сопьюсь к тому времени. Ты в этих делах вообще ничего не смыслишь?
– Ничего.
– Попробуем, Диан.
– Чего, Илья?
– Хоть что-нибудь придумать.

. . .

© Алексей Павлов «ДИАНА»
Написано в 2012г.

ISBN 978-5-9907646-5-1

Добавить комментарий

восемь − семь =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.